Лев толстой делай что должен и будь что будет футболка


Лев толстой делай что должен и будь что будет футболка

X

Ну и вот еще в качестве дополнения. Молодая поклонница попросила помочь ей сделать курсовую на тему «экспертное интервью». Пришлось сыграть роль «эксперта широкого профиля», а она всякие вопросы задавала. Ниже выжимка из полуторачасового допроса.

- Алексей Анатольевич, я перед встречей с Вами еще раз бегло пробежала глазами все ваши самые резонансные публикации в ЖЖ и пришла к выводу, что практически все ваши политические прогнозы сбылись, иногда просто один в один. Все, кроме прогноза по Крыму. Вы изменили свое отношение к крымскому вопросу?

- Я никогда не публикую прогнозов, я же не в Гидрометцентре работаю. Я всего лишь описываю текущую реальность и высказываю свое мнение, иногда  в форме предположения. То, что обыватели называют «прогноз»,  на самом деле является  предсказанием. Предсказание же – всего лишь тыкание пальцем в небо. Но если тысяча предсказателей тыкнут пальцем в небо, то один, возможно, попадет в точку, и его в медиа на следующий же день объявят великим аналитиком. Настоящее прогнозирование к этой херомантии никакого отношения не имеет. В прогнозировании самое главное – правильно сформулированные вопросы, а ответ зачастую не столь важен.

Прогноз никогда не дает однозначный ответ, при анализе исходных данных дается «вилка» возможных вариантов развития процесса. Второй ключевой момент во всяком прогнозировании – временной. То есть при прогнозировании долгосрочных процессов вилка возможностей расширяется настолько широко, что речь идет уже не о конкретных событиях, а о тенденциях, которые накладываются друг на друга, проявляется усиливающий или гасящий эффекты. Поэтому профессиональный прогноз, будь то политический или экономический, медиа-аудитория не сможет переварить в принципе, она ждет однозначных заявлений – будет то-то, а этого не будет.

- Вот я и процитирую ваши однозначные слова: «РФ за Крым не впишется ни при каких обстоятельствах».

- Да, я писал это 26 февраля. И тогда, действительно, о воссоединении речи не шло. Решение о проведении референдума было объявлено впервые только 27 февраля, и это, как подчеркивали сами крымские власти, был не референдум о выходе из состава Украины, а референдум по «усовершенствованию статуса» Крыма в составе Украины. И когда через несколько дней были опубликованы вопросы, выносимые на референдум, там не было даже намека на отложение.
В дальнейшем ситуация резко изменилась: органы власти АРК в Симферополе были захвачены военнослужащими РФ, депутаты под дулами автоматов были приведены в здание Верховного Совета, где их заставили принять решение о вхождении в состав России и проведении соответствующего референдума с совсем иными вопросами. За несколько часов до этого исторического события, даже констатировав, что Крым оккупирован, я скептически высказался о возможности аннексии Крыма Кремлем.

- То есть Вы, все-таки, ошиблись.

- Ошибся, но совсем не там, где вы думаете. Обыватель смотрит на мир глазами пропаганды: ему показывают многотысячные митинги в Крыму, где люди машут триколорами и он полагает, что раз люди хотят в Россию, то значит Путин их присоединит, и иное просто невозможно. Я же анализирую не пропаганду, а последствия того или иного действия. Мой вывод был следующий: в случае аннексии Крыма режим Путина с большой вероятностью падет в ближайшее время. Следовательно, хотя бы из чувства самосохранения Путин не будет играть в имперские игры. То есть вилка была следующей:

- слив Крыма – продление жизни режима;

- захват Крыма – скорый крах режима.

Вилку я определил верно и, ошибкой моей было то, что я отдал предпочтение первому варианту. Но то ли Путин совсем с катушек слетел, то ли его грамотно развели западные «партнеры» (на самом деле – хозяева), что куда более вероятно, но он фатально ошибся. Теперь мы наблюдаем агонию путинского режима. Сколько она продлится, сказать, конечно, не могу, я всего лишь констатирую факт.

- А Вы просчитывали варианты «слива» Крыма? Многие считают, что если бы Путин не поддержал «русскую весну», он настроил бы против патриотические круги, что могло в итоге сильно ослабить режим.

- Совершенно не согласен. Во-первых, повторюсь, Крым не просился в состав РФ, то есть никакого «слива» не было бы. Во-вторых, «патриотических кругов» в РФ нет. Патриотами у нас называют тех, кто носит майки с портретом нацлидера, но «патриотических кругов», как политического фактора в России не существует абсолютно. Наконец, Путин так много всего слил – и Ливию, и Катынь, и острова китайцам отдал, и станцию «Мир» уничтожил, и НАТО позволил в Ульяновске забазироваться, и стабфонд отдал Америке, и в ВТО вступил… Перечислять можно долго, но факт остается фактом: никаких «патриотических протестов» по этому поводу не случилось. Да и «сливом» Донбасса ему никто не пенял.

Расчет был (если он вообще был), вероятно, следующим: тяжесть проблем в экономике РФ стала непосильной, поэтому фактически Путин решил «слить» экономику, а не Крым. Но как можно «слить» экономику, и не понести за это ответственности? Схема элементарно проста: «крымнаш» - рейтинг режима взлетает до небес – санкции – экономика падает – виноват Запад.
Но это в любом случае проигрышный ход, поскольку ради тактического успеха (рост личного рейтинга Путина, дискредитация белоленточников) стратегически режим поставил себя в безвыходное положение.

- То есть, получается, что Вы в своем анализе просчитали «правильные ходы» Путина, а он пошел «неправильно».

- Да, есть в шахматах такое понятие, как «детский мат». Так нелепо подставиться могут только новички. Путина при всем моем презрительном отношении к его умственным способностям новичком я не считал. Так что моя ошибка именно в переоценке способностей «гроссмейстера» Путина, а не в определении крымской вилки.

- Вы хотите сказать, что если бы не крымская авантюра, то у России не было бы сейчас тех проблем, которые вы довольно точно и беспощадно обрисовали в своем блоге?

- Еще раз повторю: режим Путина обречен в любом случае, он недееспособен. Но крах режима вовсе не означает, что Путина обязательно повесят на зубце кремлевской стены. Наша илитка питала надежду, что когда здесь все рухнет, она уедет в свои особняки на Запад к своим семьям и деньгам. А теперь это уже не факт, потому что ответственность за поведение Путина возложена на илитку в целом.

Все те проблемы, которые обрушились на нашу экономику во второй половине прошлого года, как то падение нефтяных котировок, девальвация рубля, долговой кризис – все это было следствием тупорылой либеральной политики Кремля последних полутора десятков лет. И «крымнаш» тут совершенно не при чем, он стал лишь катализатором процесса, но не его причиной.

- Вы говорите «аннексия», «оккупация», что говорит о вашем негативном отношении к процессу воссоединения Крыма с Россией. Но если абстрагироваться от интересов правящего режима, разве возвращение Крыма не было исторической справедливостью, разве это не в интересах народа России? В конце концов, разве воля жителей Крыма не играет никакой роли?

- Я не иду на поводу у пропаганды и называю вещи своими именами. Сначала Крым был оккупирован «зелеными человечками», и решение депутатов ВС Крыма о присоединении к РФ –спектакль. Было ли волеизъявление крымчан на референдуме искренним и свободным? Да, нисколько в этом не сомневаюсь. Поэтому после  референдума уже нельзя говорить об оккупации (которую при этом невозможно отрицать), если оперировать строго юридическими терминами, имела место инкорпорация территории. Но с точки зрения действующих международных понятий (я не говорю о международном праве – это абстракция) Крым захвачен Россией силой, и прощать ей этот захват Запад не намерен.

- Получается, что Запад может расчленять Югославию, Ливию, Сирию, оккупировать Ирак и Афганистан, а Россия должна знать свое место, как вы говорите, «под шконкой» и не отсвечивать?

- Совершенно верно – каждый должен знать свое место. США могут творить любой беспредел, потому что по действующим международным понятиям – это мировой пахан. Если европейцы заручатся согласием пахана, они тоже могут творить любой беспредел. Сильные страны могут нагибать слабых. А слабые должны сидеть тихо «под шконкой» и не отсвечивать.

- Вы считаете, что Россия – слабая держава?

РФ – это вообще не держава, а ее ошметок (держава почила в бозе в 1991 г.), и да, это очень слабая страна. Сила государства уже давно не меряется количеством ядерных боеголовок и танковых дивизий. Сила любого государства в экономическом, культурном (духовном, идеологическом) и интеллектуальном потенциале. Экономически Россия слаба катастрофически, структурно ее экономика не самодостаточна, две трети нашей экономики – составляет две трубы – экспортная и импортная. Таким образом она находится в абсолютной зависимости от внешних обстоятельств или сил. Отрежьте РФ возможность экспорта – она издохнет. Отрежьте ей возможность подпитываться импортом – она издохнет. Перекройте ей обе трубы сразу – она издохнет очень быстро.

В области идеологии у нас вообще полный пипец – никакой национальной идеи, идеи развития страны нет, а если нет идеи, то нет и нации, народа. Есть лишь кастрированное идейно стадо потребителей. Да, они потребляют в том числе и пропагандистско-идеологический суррогат про вставание с колен.

- Извините, что прерываю, но раньше Вы говорили, что идеология у нас все же есть, но навязывается идеология, чуждая русскому народу.

- Я и сейчас именно это сказал – у нас нет НАЦИОНАЛЬНОЙ идеологии. А идеологический базис общества полностью «импортный» - в политике у нас убогая парламентская «демократия» полностью скалькированная с западных схем. В экономике абсолютно доминирует уродливый либерастический догмат, тупо собезьянничанный у того же Запада. Правовая система – родом оттуда же, в культурной сфере доминирует западная поп-культура и кинематограф. В Москве, как наиболее дерусифицированном городе, уже и вывеску на русском языке трудно найти – доминирует латиница.

Так вот, резюмирую – экономически РФ слаба, культурно – это давно уже колония Запада, а по поводу интеллектуальной мощи нашей элиты я могу рассказывать только анекдоты. То есть с точки зрения Запада Россия – это такая пьяная слабоумная обезьяна, но с гранатой в руке.

И вот эта обезьяна вдруг начинает махать гранатой и гнобить соседних обезьян. А соседние обезьяны – они ведь не сами по себе, они под кем-то. То есть та же Украина – это шлюшка США и ЕС. А тут вдруг Путин взял и отшлепал шлюшку, принадлежащую серьезным паханам. Паханам не шлюшку жалко, у них этого добра полно. Тут получается, что пьяная обезьна с гранатой посягнула на авторитет мировых паханов. Назовите мне хоть одну причину, по которой паханы утрутся и забудут о мелком «крымском недоразумении».

- Но мне кажется, Запад тоже не так силен, чтобы пойти на прямую конфронтацию с Россией.

- Отчего же вы так думаете? Если НАТО 17 марта не вторглась на территорию РФ, чтобы наказать ее за Крым, это вовсе не означает, что «мыпобедили», как в экстазе  верещали ватные патриоты. Зачем тратить силы на борьбу со страной, которая зависима от тебя? Война – это бизнес-проект. Война в Ливии рентабельна, потому что победитель получает колоссальные нефтяные богатства. Да и воевал там Запад лишь в небе, всю черную и кровавую работу делали туземцы. Война в Сирии Западу практически ничего не стоит. А зачем воевать с РФ, если ее можно в течение нескольких лет гуманно, одними лишь пропагандистскими, дипломатическими и экономическими усилиями поставить раком?

Итак, прошел год после «крымнаш». Итог мягкого давления Запада – демонизация в глазах мирового общественного мнения и политическая изоляция России, отлучение от западной кредитной сиськи, крах «Южного потока», крах проекта разработки арктического шельфа,  в перспективе бесконечная война на нашей границе (тут Путин тоже сыграл блестяще – из двух плохих ходов он всегда выбирал третий – безумно плохой). Рубль рухнул в пропасть, нефтяные цены «вдруг» упали и могут, если надо опуститься еще ниже, илитка в панике, потому что Запад сделал ее финансовой заложницей. У Запада в запасе еще много козырей. У Путина их нет.

- Я, например, считаю, что тот патриотический подъем, который испытала страна в момент возвращения Крыма – явление положительное вне зависимости от нашего отношения к действующей власти. Вы не согласны?

- Патриотизм – это очень опасная вещь на самом деле. Напомнить, чем обернулся патриотический подъем в Германии в 30-х годах? Кто посмеет отрицать, что расширение «немецкого мира», возвращение отторгнутых соседними странами территорий есть великая победа Гитлера? И если бы он умер в 1940 г., то остался бы в истории великим человеком, затмил бы собой Бисмарка. Вот только потом патриотизм завел немцев в Сталинград. Когда власть хочет одурманить народ, патриотизм – один из самых эффективных приемов.

Если сказать людям правду: идите и подохните за интересы буржуазии Франции и Англии, в финансовую зависимость от которых Россия попала, то кто бы пошел воевать в 1914 г? Но вместо этого народу впаривали всякого рода патриотический суррогат, что надо защитить братьев-славян на Балканах, водрузить крест над Святой Софией в Стамбуле и прочую лабуду. В итоге – миллионы трупов.

- Но позвольте, разве защита своей страны от агрессора – не святое дело?

- Кто-то напал на Россию? Россия начала войну, объявив мобилизацию. Германия потребовала прекратить мобилизацию. Царь отказался. В итоге – война. Теперь элементарный вопрос: если  Россия не собиралась воевать, зачем она объевила мобилизацию? Мобилизация – это и есть война, замах топором, а начало боевых действий – удар. Так что Россия выступила в роли агрессора. Германия, объявив России войну, поступила совершенно разумно, не дав своему противнику отмобилизоваться. И с той и с другой стороны бушевала патриотическая истерия. И к чему это привело?

Я вообще отрицаю «патриотический» фактор в политике. Есть лишь интересы – государственные, общественные, экономические, классовые, национальные и т.д. А «патриотизм» - это яд для быдла, которое не осознает своих интересов. В реальности русские в 1914 г. воевали не за интересы России, а потому, что русское правительство впало в зависимость от зарубежных банкиров, которые потребовали отдать долги русской кровью. Дошло вообще до жуткого позора: русский корпус отправился воевать во Францию. Это каким «патриотизмом» можно объяснить? Ну да, русское мясо стоило дешевле, только и всего. А когда  русское «мясо» взбунтовалось и потребовало отправки на родину, «союзники» без всякой жалости расстреляли его из пушек.

- А партиотизм в Великой Отечественной войне вы одобряете?

- Тогда слово "патриотизм" было не очень популярным на самом деле. Ни на одном плакате вы его не встретите. В той войне народ отстивал свои интересы. К патриотизму тогда никто не призывал, патриотизм, если уж говорить о нем, был совершенно естественным, а не навязанным пропагандой. А то, что естественно, не требует для обрамления  красивых слов.

- Ну хорошо, давайте говорить не о патриотизме, а об интересах. Разве не в интересах России была, как вы ее называете, инкорпорация Крыма?

- Есть две России: одна - компрадорская Россия Путина и Ротенбергов с их шубохранилищами и оффшорами, другая – Россия рабов, которые наполняют первой шубохранилища.  Боюсь, интересы у этих Россий совершенно противоположные. Проблема в том, что вторая Россия своих интересов не осознает. Зачем рабам интересы? Они должны подыхать за интересы хозяина. А для того, чтобы они подыхали с энтузиазмом, и нужен патриотизм.

- Мне кажется, вы уходите от ответа.

- Сформулируйте, какие у России КОНКРЕТНЫЕ интересы, и тогда я скажу, соответствует ли им «крымнаш».

- Если говорить о самом очевидном, то в интересах Росси – победить в противостоянии с Западом.

- А само противостояние в интересах России? Тогда зачем его провоцировать? Чтобы победить – надо стать сильным. Чтобы стать сильным, надо уничтожить все то, что делает тебя слабым – коррупцию, прозападную элиту, культурное идолопоклонство перед Западом, экономическую, технологическую и финансовую зависимость от того же Запада. Да хотя бы от продовольственной зависимости для начала следует избавиться. Стань сильным – и присоединяй Крым вплоть до самой Галиции. Вот мы и вернулись к тому, с чего начали: Россия должна стать сильной державой, а чтобы стать сильной, ей надо стать ДРУГОЙ. И Крым тут совершенно не при чем. Он лишь сыграл роль casus belli.

Я наблюдаю совершенно иное: слабая страна ввязалась в драку чуть не со всем миром во имя… Да, во имя чего?  Кто может ответить на этот вопрос?

А ответ очевиден: слабый режим, когда заходит в тупик, пытается упрочить свое положение путем маленькой победоносной войнушки. Сейчас это некая фантомная «Новороссия», а в начале XX века была Желтороссия. Не слышали о ней?

- Честно говоря, нет.

- Конечно, поражения никто не любит вспоминать. Желтороссия – это результат краха 200-летней экспансионистской политики в направлении «босфорнаш». В конце XIX столетия Запад четко дал понять России, что проливов  ей не видать, как собственных ушей. Тогда в Петербурге решили, что раз обломались на западе, можно попробовать на востоке, и начали колонизацию Дальнего Востока – Желтую Россию. Довольно грубо, надо сказать. Так в Маньжурии появились русские города Харбин, Дальний, Порт-Артур. И ладно бы, что стали рвать  дряхлый Китай, с ним тогда никто не считался. Но Россия и на востоке столкнулась с сильными игроками – прежде всего Британией и ее сателлитом Японией. В результате Россия спровоцировала войну с Японией, в которой позорно проиграла. Слабая страна всегда проигрывает. Были потеряны колоссальные средства, вбуханные в освоение Дальнего Востока, потерян флот, тысячи жизней солдат, впервые с XVII века у России были отторгнуты территории.

- То есть, вы полагаете, что слабая Украина стала для путинской России тем самым мальчиком для битья, которым для николаевской России был Китай?

- Совершенно верно. Но воевать тогда России пришлось не со слабым Китаем, а с Японией и экономически – с Британской империей. История никого не учит, а лишь наказывает за невыученные уроки.

- Вы желаете сегодня России поражения?

- Я констатирую, что она РФ уже проиграла. Путинская Россия проиграла еще до того, как ввязалась в драку. Но патриотически настроенным идиотам это, объяснять, конечно, бесполезно. У них во всем Запад виноват.

- В чем видите выход?

- А в чем был выход для проигравшей две войны императорской России? В смене элиты, в смене парадигмы развития.

- Вы деликатно избегаете слова «революция».

- Уж кто-кто, а я его никогда не избегаю.

- У вас много сторонников?

- Не многим больше нуля.

- Вас это не смущает Алексей Анатольевич?

- Нисколько. В 1914 г., когда романовская империя ввязалась в свою последнюю войну, сторонников революции было еще меньше. Зато был просто невероятный патриотический подъем. Но через два года революцию совершили генералы и буржуазия, свергнув царя. В 2014 г. само слово «революция» благодаря украинским событиям стало ругательным. И точно так же наблюдалась патриотическая истерика по случаю «крымнаш». Поэтому я не сомневаюсь, что скоро самыми ярыми революционерами станут нынешние запутинцы. История повторяется.

Tags: , , , ,


X

Лев толстой делай что должен и будь что будет футболка

Лев толстой делай что должен и будь что будет футболка

Лев толстой делай что должен и будь что будет футболка

Лев толстой делай что должен и будь что будет футболка

Лев толстой делай что должен и будь что будет футболка

Лев толстой делай что должен и будь что будет футболка

Лев толстой делай что должен и будь что будет футболка

Рекомендуем почитать:

Как сделать короба для динамиков своими руками

Сделать заборчики своими руками

Что делать если на нас подали на банкротство

Платье для бальных танцев сшить своими руками

Подарок ко дню матери своими руками в старшей группе