Молоко не свернулось в самогоне что делать


Молоко не свернулось в самогоне что делать

X

Пронич Григорий Иванович:

      []       ________________________________________   Папины сказки      Лето на даче. Первый сезон.1985 год.   За год работы у меня накопился месяц отгулов. Вместе с отпуском получилось больше двух месяцев отдыха, которые мне никто давать не хотел, тем более летом. Пришлось пригрозить начальству увольнением. И вот, наконец, я еду с двумя маленькими сыновьями на дачу родителей. Жена осталась дома, т.к. ей отпуск не дали.   Если кто-то скажет, что дети - это постоянно орущие и вопящие существа, не знающие, чего они хотят, то он будет неправ. Мои ребенки - это две хохоталки, которым только палец покажи. Носятся со смехом друг за другом с утра до вечера, но если с ними поговорить серъёзно, то они моментально становятся маленькими, но очень серъезными мужичками.   Первым делом - курс молодого бойца. Что можно и нужно и что категорически нельзя. Можно и нужно брать спички, разжигать огонь, чтобы приготовить пищу или согреться. В печке или в мангале. Но более - нигде!!! Как разжечь костер с одной спички.   Как вести себя в лесу, как выбраться из леса домой. Какие грибы съедобные, какие -нет. Как делать шашлык, как ловить и чистить рыбу. Как варить кашу, из чего можно заварить чай. Это и многое другое преподавалось не за один день, а постоянно, в форме игры. Стрельба из лука, метание ножей, дубинок и туристских топориков.   Ну и, конечно, стрельба из рогатки. Технология изготовления рогатки, а заодно и свистка из любой веточки.   Оказание первой медицинской помощи. Обработка и перевязывание ран.   Учеба иногда приносила неожиданные плоды.   Однажды вернулся из магазина и застал у нас во дворе забинтованную с ног до головы соседскую девчонку. Оказалось, что она расшибла коленку и мои детки оказали ей медицинскую помощь. Обработали ссадину, забинтовали.Увлеклись.   - Зачем вы на нее столько бинтов намотали?   - А мы играли в больницу.   - Все понятно. 'Детки в подвале играли в гестапо - зверски замучен сантехник Потапов'.   - Рот-то вы ей зачем забинтовали?   - Чтобы не ныла, как ей больно.   Пришлось срочно освобождать девчонку от повязок. Иначе у ее родителей мог бы быть инфаркт, а мы остались бы без запаса бинтов.   У нас нет ни телевизора, ни приемника, ни телефона. Да вся эта ерундень нам и не нужна.   Игра в индейцев, прятки и в городки - любимое занятие. У каждого есть свое 'индейское' прозвище.   Старший - Тутуська, младший - Маняшка, я - Папяшка, мама, соответственно- Мамяшка.   Обязанностей ни у кого не было. Были только почетные права. Разжечь костер, нанизать куски мяса и кольца лука на шампуры, приготовить шашлык - это почетное право ребенков. Нарезать мясо, замариновать его с луком- мое почетное право.   Мальчишки собирают огурцы и помидоры, я - копаю лук и чеснок, режу зелень.   Время суровое. В магазине ничего нет, а на базарчике все втридорога. Денег у нас с гулькин хвост. Инженерам в то время платили немного. Но на огороде все растет. По вечерам мы вяжем небольшие сети (так называемые 'телевизоры') и ставим их в камышах . Рыбка попадается в основном мелкая и немного. Но нам пока хватает. Сковородка рыбной мелочи, зажаренная в сметане - любимое лакомство. Грибов в лесу тоже хватает.               А еще мы делаем разные заготовки.   На даче я обнаружил две старые деревянные рассохшиеся кадушки. Замочил, заново набил обручи. И теперь мы в них засаливаем помидоры и огурцы по собственному рецепту. Слой огурцов или помидоров перекладываем слоем листьев черной смородины, вишни, дуба, хрена. Добавляются укроп, лавровый лист и много чеснока. Все это богатство хранится в погребе. Там же стоят баночки с тертым хреном со свеклой или с чесноком. И наша гордость. Банки с томатным соком. Наш сок - не то, что нынешний, из концентратов. Чисто натуральный продукт, безо всяких добавок и консервантов. Ребятишки полдня с увлечением пропускают свежие помидоры через мясорубку. Меня не подпускают. Я собираю листья и разные травки. К вечеру на комфорку ставится огромная 20-литровая эмалированная выварка. Пока сок закипает, я стерилизую банки и крышки. Детки подбрасывают в сок разные листья, пучки сушеного укропа, жменю черного перца горошком. Я добавляю соль. И начинаем дегустацию.   Результат обычно всех устраивает. Банки закатываются крышками и стоят до утра. Утром готовый продукт спускается в погреб. Одна банка остается в холодильнике.   В жаркий полдень стаканчик такого холодненького сока - это даже лучше, чем квас. Квас мы тоже делаем, из черных сухариков. Со свежей мятой и медом.   В пятницу вечером на выходные приезжает наша 'Мамяшка', чтобы не забыть, что такое муж и дети. Привозит мясо для шашлыка. Посещения обычно сопровождаются нервотрепкой:   -Дети, немедленно слезьте с дерева!   -Кто вам разрешил брать спички!   - Почему у тебя дети бегают везде голые и грязные!!!   Я уныло огрызаюсь:   В 3 года и 6 лет им еще нечего скрывать. И они не грязные, а загорелые.   Жена безуспешно пытается оттереть детей мочалкой под душем:   - А почему они у тебя такие лохматые?!! Тебе лень их постричь?   - Дуся, индейцы стригутся раз в году, на Новый год.   - Развел тут дикие прерии!!! Щас я их сама постригу.   - Ну, попробуй...   И начинается детский бунт. Свирепый и беспощадный.   В результате мама и детки бьются в истерике.   Предлагаю всем идти на речку купаться. Истерика моментально прекращается и наше счастливое семейство топает на водные процедуры.      Дети и жена плавают, как рыбы. Я - не большой любитель воды, лежу и загораю под заходящим солнышком. Жена озябла, вылезла на берег и принялась выкликать детей, что, мол, домой пора. А ребятишки только разошлись. Хохочут, гоняются друг за другом. Жена принялась их вытаскивать из воды. Вытащит одного, шлепнет по попке. Пока вытаскивает второго, первый снова в воде.   Вконец рассвирепевшая жена кричит мне:   - Ну что ты разлегся,как пень?!! Держи одного, я вытащу другого!!   Я ей спокойно говорю:   - Зачем их вытаскивать? Сами домой побегут.   - Когда? Утром?   - Нет, сейчас.   Подхожу к детям и шепчу им пару волшебных слов. Дети пулей вылетают из воды и мчатся на дачу. Жена бежит сзади и вопит :   - Оденьтесь! Простудитесь!   А потом всю дорогу до дачи доставала меня вопросом:   - Что ты им сказал? Что ты им сказал?   Я молчал, как партизан, и только у калитки сознался:   - Пора разжигать костер и готовить шашлык.   - И все?!!!   - Все...   Разве может женщина понять, что ТАКОЕ для мальчишки разжечь костер и приготовить шашлык?   Сперва в мангал кладется кусочек газетки. Вокруг бумажки любовно выстраивается шалашик из сухих веточек и щепочек. Затем два братца с двух сторон поджигают газетку. И на возникшее чудо, маленький огонечек, накладывают веточки побольше. И вот уже пылает жаркий огонь, прогорают угли. Ребятишки тем временем нанизывают куски мяса на шампура, чередуя их с кольцами лука. В две маленькие бутылочки наливают сухое вино, разбавляют водой. Пробки в бутылочках пробиты шилом. Шашлыки поливаются разбавленным вином. Ароматнейший дым от жареного мяса такой, что все собаки в округе тоскливо воют.   Дети учат маму есть шашлык:   - Нельзя, мама, есть шашлык с хлебом. Только с зеленью. И подсовывают ей 'бутербродики' - разрезанный вдоль свежий огурец или помидор с горкой кинзы, укропа и петрушки сверху.   Старший сын и я берем гитары и заводим отрядную 'индейскую' песню:   - На далекой Амазонке не бывал я никогда.   Никогда туда не ходят быстроходные суда!   Жена и младший дружно подпевают:   - Только 'Дон' и 'Магдалина' ходят по морю туда!   У 'Папяшки' в подвале припрятана 3-литровая банка со спиртом, настоянном на клюкве и мёде. Ягодные вина и наливки для жены.   Детям завариваю чай с листьями вишни, мяты, черной смородины и пр.   Все одеты в толстые ватные телогрейки. Очень практичная вещь вечером - и тепло и комар не прокусит.   Тепло, над головой огромное небо с невероятно яркими звездами, которые в городе не увидишь. Громко стрекочут кузнечики (или цикады, не знаю, я не ботаник). Первыми отрубаются детки с недоеденным шашлыком на шампурах. Вытряхиваю их из телогреек в постели. Жена добирается до постели сама.   А я еще долго сижу возле затухающего костра и впитываю в себя не знаю что. Счастье, наверное. Мне ничего в жизни больше не надо, лишь бы сохранить подольше и запомнить навсегда это зыбкое ощущение невероятного умиротворения и покоя.   В понедельникr утром жена собирается уезжать:   - Ой, как в город-то уезжать неохота. Хорошо тут у вас. Свежий воздух, речка, все овощи прямо с грядки!   Мы с детьми стоим и дружно киваем головами, как шайка лицемеров:   - Да-да. Жалко, что ты уезжаешь.   А шо поделаешь? Без мамочки нам всем как-то спокойнее.      КошкоМашка      Это событие такой значимости, что ему нужно посвятить отдельную главу.   По утрам мы на речке изображали 'примерную семью'. Сидели на мостике с удочками и ловили рыбу. Рыбак я никакой, и улова особого не было. Так, мелочь с пол-ладошки. Затем я 'оставался на шухере' и озирал окрестности на предмет выявления инспекторов рыбнадзора.   Ребятишки лезли в камыши проверять сети. Как много позже выяснилось, рыбнадзор на этой маленькой речушке никогда не появлялся, но 'адреналиновый кайф' мы получали по полной программе.   Ловя рыбу с моста, мы заметили маленькую черную кошку(почти котенка), которая ловила рыбу в небольшом заливчике. Она залезала в воду по животик. Подстерегала рыбешку. И, зацепив когтями, выбрасывала ее на берег. Собственно говоря, ее добычу даже рыбешкой было трудно назвать. Одни мальки-переростки. Но кошица довольствовалась и этим. Кошка-рыбачка поразила нас всех и было решено ей отдать всю мелочь, что мы поймали на удочки. Я сполоснул банку с червями, сложил туда рыбок, проинструктировал детей:   - Кошка одичавшая. Людей боится. Поставьте банку и уходите, пока она не убежала.   На следующий день для кошки принесли кусочек куриного мяса в мисочке. Затем молоко, творог, кусочек жареной печенки.   Через неделю кошка перестала дичиться. Сама подходила к своей миске. Гладить себя не позволяла , но уже и не убегала, как в первые дни.   А однажды пошла за нами. Пока мы ловили рыбку, собралась гроза. А мы собрались домой . Кошица бежала за нами, тревожно подвывая и вроде как поторапливая. Успели вовремя. Только зашли в дом, началась гроза. Кошка прошмыгнула в дом вместе с нами и ... исчезла.   Мы ее уже успели окрестить Кошкой Машкой, но ни какие призывы и 'кис-кисы' она не откликалась. Вылезла только, когда прошла гроза и мы зажарили фирменное блюдо 'Рыбная мелочь в сметане'.   На следующее утро я обнаружил на крыльце дюжину дохлых мышей, выложенных в аккуратный рядок. В кресле-качалке под деревом раскачивался мой младшенький. Он держал на коленях КошкоМашку, чесал ей за ушами и распевал на мотив 'O Sole Mio':   - Машка-котеночек, мой поросеночек!!!   Машка довольно жмурилась и только прядала ушами при особо громких пассажах.   Кроме ловли мышей, у Машки обнаружились и другие таланты.   Она оказалась 'лечебной кошкой'.   У меня однажды разболелся живот. Никакие таблетки не помогали. Лежу в кухне на диванчике и страдаю, не показывая своей слабости детям. Детки увлеченно жарят кабачки. Внезапно мне на живот запрыгивает кошица. Немного потопталась, затем улеглась на животе, свернувшись клубочком. Старший спрашивает:   - Папа, у тебя живот болит?   - Немного.   - Пусть КошкаМашка полежит. Она всегда ложится на то место, которое болит.   Только не накрывай ее одеялом. Она этого не любит.   Через полчаса боль исчезла бесследно. И я с аппетитом трескал кабачки с чесноком.   А детей, оказывается, кошица лечила от синяков, ушибов, фурункулов и всего, что болит, с первого дня появления в доме.   А еще кошка оказалась прекрасным синоптиком. Обычно она проводила все время на улице. Если заходила в дом, то это означало, что скоро будет дождь. Если терлась возле печки, то это означало, что будет сильный ливень и кошица намекала, что не мешало бы печку разжечь и спастись от предстоящей сырости. Если терлась возле ног и запрыгивала на колени, тревожно мяуча - верная примета, что будет гроза с молнией, громом и прочими страстями.      Страшнее кошки - зверя нет!         Так говорил мне в детстве папа, когда я притаскивал в дом очередного котенка. Но я ему не верил. И зря...   Мой папа - очень добрый человек. Таких сейчас называют 'лох'.   Соседи по даче спрашивают:   - Иван Сергеич! Вот вы закончили погреб кирпичом обкладывать. А пол-поддона осталось. Может мы заберем? Нам как раз немножко кирпича не хватает.   - Иван Сергеич! У вас уже полгода рулон пленки лежит под домом. Вам, наверное, она не нужна. А нам сейчас позарез! Дайте!   Папа только рукой махал:   - Берите!   Через дорогу напротив жило одно семейство, дружившее с другим семейством за нашим участком. Чтобы не ходить в обход по улице, они повадились ходить к своим друзьям через наш участок.   Пока папа ездил на дачу, меня это как-то не очень волновало. Дача его и он на ней хозяин.   Когда мы с детьми поселились на даче, то эти хождения начали раздражать. Совершенно незнакомые нам люди без спроса проходили мимо нас, словно мимо пустого места, даже не поздоровавшись. Впереди бежала устрашающего вида бульдожка. Видимо, это и было главным аргументом, чтобы не здороваться. Когда я пробовал запирать калитку на замок, 'любезные соседушки' просто отгибали гвозди на заборе, крепящие сетку и поскальзывали в образовавшуюся щель. На все мои попытки образумить наглецов бульдожка скалила зубы и угрожающе рычала. До появления КошкиМашки.   КошкоМашка моментально выяснила границы нашей территории и ни одна мышка или кошка через нее безнаказанно проскочить не могла.   Однажды компания 'любезных соседей' решила вновь пройти через наш участок. Я как раз стоял на огороде и все видел собственными глазами. Бульдожка бодро трусила впереди. Вдруг с дерева, росшего возле калитки, на нее , как 'Буревестник, черной молнии подобный' ринулась наша кошечка. Вцепилась передними когтями в загривок, задними принялась драть глаза, а зубами драть уши. Обезумевшая от боли собачка ломанулась обратно, сшибая хозяев. КошкаМашка осталась на месте, но выгнула спину колесом, и злобно зашипела на незванных гостей. Шерсть у нее встала дыбом и чисто зрительно она стала вдвое больше, чем была на самом деле. Перепуганные посетители только и спросили:   - Она у вас бешенная?   - Нет. Это специальная порода. Египетская сторожевая кошка.   Никакие претензии по поводу окривевшей на один глаз собачки не принимались.   Ни Вас, ни вашу собачку в гости никто не приглашал...   Это было только начало КошкоМашкиных зверств.     []      У других соседей был кот по кличке Бидончик. Он внешне действительно напоминал молочный бидончик на коротеньких ножках. На своей территории он никогда не гадил. Видно, его там однажды за это наказали. А в качестве туалета использовал наш участок, что нам было не особенно приятно. Вскоре после инциндента с собакой пришли хозяева с Бидончика с пострадавшим котом и с претензией:   - Наш котик пришел познакомиться, а ваша невоспитанная хамская кошка ему всю морду расцарапала.   - Ваш котик пришел сюда посрать, за что и был наказан. Галантным кавалерам морды не расцарапывают. Но больше не сунется. Правда, Машка?   Сидящая у моих ног КошкоМашка выгнула спину дугой и глядя на кота, злобно зашипела. Бидончик сорвался с рук хозяйки и, не разбирая дороги, ломанулся домой.      Еще одна наша соседка решила разводить кур. Купила цыплят-10 курочек и 10 петушков. Интеллигентной женщине тонко намекали, что одного петуха вполне достаточно на весь курятник. Но она считала,, что у каждой курочки должен быть свой собственный муж. Когда петухи подросли, куры начали дохнуть она за другой. Соседка забеспокоилась было об эпидемии, но тут ей открытым текстом объяснили, что петухи кур просто-напросто за...топтали.   Осталась одна единственная курочка, надежно упрятанная в сетчатый ящик. В один прекрасный день петухи сдвинули крышку, закрывающую ящик и дружно ломанулись внутрь.   Пух и перья летели из ящика фонтаном. Последняя курица откинула когти, а петухи с тех пор нагло бродили по всем участкам, дрались между собой и гадили везде. На дворе у нас стоял стол, который они почему избрали ристалищем для своих петушиных боев. И к вечеру стол частенько оказывался засыпан перьями и пометом.      Мой старшенький гулял под яблонями и грыз печенье. Внезапно к нему на грудь прыгает петух, вырывает печенье и ходу. Перепуганый ребенок плачет, я его утешаю:   - В следующий раз возьми палку, и палкой его, палкой!   Вылезаю однажды из погреба и вижу на нашем крыльце здоровенного петуха, который тужится и начинает гадить. Беру обломок кирпича и попадаю ему прямо в гузку. Петух кувыркнулся, и замер лапами кверху.   Я, в предвкушении вкусного супа из петуха, направляюсь к нему. Но мой сынок меня опередил. Выскочил откуда-то со здоровенной палкой в руке и огрел этой палкой петуха.   Петух вскочил и бросился наутек. Ребенок бросился ко мне. Я ему говорю:   - Молодец!... Вот только остались мы без куриного бульона...   Я ошибся! Навстречу петуху вылетела КошкоМашка.      Петух и кукарекнуть не успел, как из гордой птички превратился в тушку для супа.   Рыба, грибы и овощи всем уже изрядно надоели и петушиный бульон с лапшой оказался очень кстати.   На чужой территории КошкоМашка никогда не охотилась. Но свою охраняла свирепо. Жаль, что петухи быстро закончились (с ее помощью).     []         Проза жизни         Все было бы просто замечательно. Не жизнь, а сказка. Но денюжки тают с каждым днем. В магазине мы покупаем только хлеб и плавленные сырки 'Дружба', из которых потом варим вкуснейший 'желтый супчик с клёцками'. Без мяса и сала мы еще могли бы обойтись, но детки любят еще мед, свежее молоко, творог и масло. На рынке все это дороговато и очень скоро наш первоначальный капитал сократился до ста рублей. А нужно прожить еще месяц.   Моя клюквенная настойка тоже уже почти закончилась. Чешу репу и думаю:   - Что же делать? Не возвращаться же в Киев, в душную хрущевку?   Допиваю остатки 'клюквовки' и решаю, что 'утро вечера мудреней', 'Бог даст день, Бог даст и пищу'. И точно...   После утренней рыбалки заходим с детьми в магазинчик. За прилавком никого нет, но слышно, как в подсобке надрывается по телефону продавщица тетя Катя:   - Сонечка Семеновна! Я вас умоляю! Найдите хоть какого-нибудь завалящего мастера! За любые деньги!!! У меня к вечеру испортится товар на многие тысячи!   Я постучал монеткой об стеклянную витрину. Вышла заплаканная продавщица и неприветливо буркнула:   - Вам шо?   - Проблемы, тетя Катя?   - Какие проблемы? У мэнэ катастрофа!!! Ни один холодильник не работает! Наш мастер в запое! Другие сюда ехать не хотят!   Мой старший тихонько вякает:   - А наш папка инженер - 'золотые руки'.   Я даю ребенку легкий подзатыльник, чтобы 'не лез поперед батьки в пекло'.   Тетя Катя моментально расцветает и превращается в саму любезность:   - То, може, пан инженер подывыться, шо там за холера с моими холодильниками? А уж я в долгу не останусь.   Я солидно киваю головой и говорю деткам:   - Принесите-ка мне мой 'дежурный' чемоданчик с инструментом и два фонарика.   Детки умчались. Тетя Катя выносит бутылку армянского коньяка, хлеб, кольцо домашней колбасы. Наливает в граненые стопочки:   - То, можэ, перед работой?...   Я чуть было слюной не захлебнулся, но с гневом отвергаю предложение:   - Вы что, смерти моей хотите? Пьяный электрик долго не живет.   - Тю! А я ни разу трезвого электрика не видала.   Я , кстати, тоже. Но нужно держать марку. Я все же инженер, а не обычный электрик..   Начинаю обследование. Как и следовало ожидать, просто-напросто перегорели предохранители. Делов-то на 5 минут. Но зная крестьянскую психологию 'вознаграждение за работу - прямо пропорционально потраченному времени', я не торопился. Из опыта работы студентом и инженером в подшефных колхозах я знал, что за 5 минут ремонта ты получишь стопку самогона и бутерброд с салом. За 5 часов - намного больше.   Холодильники я запустил сразу, чтобы товар не испортился. Обследовав их содержимое, понял, что тетя Катя волновалась не из-за мороженой государственной рыбы и плавленных сырков, а из-за собственного товара. В холодильниках был мёд, молоко, сметана, масло, сало, свежее мясо и птица, домашняя колбаска с собственного приусадебного хозяйства. Тете Кате не было нужды стоять на базаре. Она приторговывала всем этим в магазинчике, для 'своих' клиентов. А я и не знал...   Тетя Катя, услышав, как заурчали ее холодильнички, была без ума от счастья. Но я упорно продолжал возиться дальше. Предохранители просто так не горят. И точно. Розетки прогорели из-за плохих контактов. Пришлось ребятишкам сбегать на дачу еще раз, за новыми розетками и мотком кабеля.   Закончили уже в полной темноте.   Я объяснил тете Кате, что проводка уже вся сгнила и это просто чудо, что ее халупа до сих пор не сгорела. Показал проделанную работу.   - Ой, да скоко ж все это стоит?   Я с достоинством объяснил, что это не стоит ничего и помогать людям бесплатно, т.е. даром - главная цель моей жизни. Но мои маленькие худенькие дети хотят кушать, а любят они - я перечислил тете Кате все, что у нее хранилось в холодильниках. Тетя Катя намек поняла и мы возвращались домой нагруженные коробками, как три ишака.   На прощание тетя Катя спросила:   - Пан Инженер, а вы телевизоры чинить умеете? У дочки скоро свадьба. А у нас ни телевизор не работает, ни приемник, ни проигрыватель.   - Я чиню все, что работает на электричестве.   Свободного времени стало меньше, зато мы забыли ныне модное словосочетание 'финансовый кризис'.   Благодаря говорливости тети Кати окрестные селяне повалили ко мне с разнообразной бытовой электротехникой, которая мне и на работе надоела хуже горькой редьки. Да и хотелось не работать, а заниматься детьми. Поэтому, как только холодильник и погреб заполнились припасами на месяц вперед, прием заказов был прекращен.   Детки за лето подросли и похорошели. Целый год потом не болели. И все было бы замечательно, если бы дача не стояла в 40 км от Чернобыля. На следующий год там рванул реактор и пришлось на долгие годы забыть про эту дачу.         Второй сезон . Вечера на хуторе близ Днепра.1987 год.      Зато мы купили ниже по Днепру от Киева дом на маленьком хуторе в невероятно замечательном месте. Возле векового леса стояло несколько десятков домишек. Мимо проходила пыльная проселочная дорога безо всякого покрытия. За дорогой были огороды. За огородами в 50 метрах от дома тек живописный ручей, обрамленный плачущими ивами и березами. За ручьем был огромный заливной луг.     []      За лугом - канал, за каналом - Днепр. Но на Днепр было ходить далековато. Зато поблизости была целая цепочка больших и малых озер, которые здесь называли 'Ковбаньки'. В ковбаньках и ручье водилась рыбка, большая и маленькая. В лесу росли огромные маслята и белые грибы, ежевика и прочие дары природы. Было где развернуться Чингачгуку с детками. Купленый нами домишко назвать домом можно было только с большой натяжкой. Полуразвалившаяся хатка-мазанка, 1929 года постройки, с обвалившимися стенами и выбитыми окнами. Все хатки на хуторе сияли свежей побелкой, свежевыкрашенными синими наличниками. А стены нашей хатки зияли огромными дырами обвалившейся глины и обнажившейся дранкой. Облезшая краска лохмотьями свисала с двери и оконных рам.     []   Зато в доме было две маленьких комнатенки, одна горница побольше, огромная русская печь и печка поменьше, для отопления. А также кухня-веранда, а за домом был прекрасный огромный погреб и полуразвалившийся скворечник, который по недоразумению называли туалетом.   Все эти мелочи меня не смущали. На даче у родителей площадь участка была шесть соток. Здесь было тридцать две.   Я ходил по участку, пыжился от гордости, как куркуль, и прикидывал предстояший план работ. Первым делом привести в порядок дом и печки, затем туалет и построить хоть какой-то душ. А еще лучше -баньку с душем. Деньги после покупки дома, который обошелся в сущие копейки по причине его плачевного состояния, еще оставались. Проблема была только в том, что ничего нельзя было купить. Можно было только 'достать', т.е. купить , имея нужные связи . Или купить с огромной переплатой. Связей у меня не было, и больших денег тоже. Решил начать с того, что не требует больших капиталовложений. Прочистил все дымоходы, замазал щели в печках. Протопил. Проветрил. Сырость нежилого дома ушла и он моментально стал родным и близким. Словно в нем и вырос.   А дело было зимой. Весь день валил пушистый снег.   Когда я взобрался на чердак, чтобы проверить и почистить дымоход, то обнаружил, что чердак завален старой рухлядью. Поломанные деревянные прялки, сундуки, чемоданы. Расчищая путь к дымоходу, я обнаружил настоящий клад. Несколько старых икон и большую стопку старых газет и журналов. Газеты были за 37 год, а журналы были еще дореволюционные. Нашлась также старинная библия с ятями и несколько книг, тоже издания 19 века .   Пока чистил дымоход и протапливал большую русскую печь, наступил вечер. Электричества нет. Видно, из-за сильного снегопада где-то оборвались провода. В доме нет ни тостера, ни микроволновки. Даже телевизора нет. Из всех благ цивилизации есть только газовая плитка и маленький приемник на батарейках. Большего мне и не надо. Холодильника нет, зато есть обширный погреб с припасами. В нем стоят мои родные деревянные кадушки с родительской дачи с солеными огурцами и помидорами, а также эмалированное ведро с квашеной капустой и кусок домашнего сала. В стране уже свирепствует антиалкогольный закон, в магазинах ничего нет. Но у меня в погребе спирт на клюковке и разных ягодных наливок не счесть. Ни колбасы, ни сыра, ни красной икры не было. Да и зачем это все нужно, если есть сало, лук и яйца? Все без химии, без нитратов и не генномодифицировано. Простая здоровая пища.   На большой чугунной сковородке обжариваю сало с луком, разбиваю в сковородку яйца и пока это все шкварчит,устанавливаю перед печкой маленькую скамеечку для себя и табуретки для закуски. И вот мы - я, закуска и старинный журнальчик, дружно сидим перед печкой с незакрытой дверцей, где уютно пощелкивают горящие полешки. Наливаю, выпиваю, нюхаю горбушку ароматного черного хлеба и закусываю, чем Бог послал. Рядом горят две свечи и при их свете и отблесках огня из печки я перелистываю пожелтевшие страницы и читаю про события столетней давности. Принимаю еще две стопочки под шкворчащую еще яичницу и иду на крылечко покурить. Снегопад уже кончился. Снега навалило по колено. На небе сияют огромные звезды и полная луна. Такое впечатление, что вот-вот пролетит кузнец Вакула верхом на черте . А что? У Гоголя был хутор близ Диканьки, а я на хуторе близ Днепра. Ни ветерка, ни звука, только где-то взлаивает спросонья собачонка. Полная тишина... Неподалеку кладбище и там, небось, 'мертвые с косами стоять'. Но мне это все-равно. Возвращаюсь в жарко натопленый дом к своей любимой печке и журналу. Кайф продолжается!   В приемнике мурлыкает оркестр Поля Мориа. Я, подбрасывая полешки в печку и хрустя крепкими солеными огурчиками, читаю, пока не начинают слипаться глаза. Теплая лежанка на русской печи - кто там не лежал, тот не поймет!!! Это сейчас у меня бессонница. А тогда я и слова такого не знал.   Да, в той хате не было телевизора, телефона и навороченных электроприборов. Но если становилось скучно, то можно было пойти в гости к старикам - соседям ( на хуторе одни старики и остались). И, сидя за столом, они могли бесконечно рассказывать о жизни до войны, во время войны и после. Ни в одной книжке такого не прочитаешь. И были эти разговоры гораздо интереснее, чем нынешние сериалы 'ни об чем'. Во время этих разговоров я выведывал у соседей тонкости сельской жизни. Чем и как обмазывать и красить хату. Чего и когда сеять.   Сейчас у людей другое понятие об счастье - много денег, шикарная машина, дом со всеми электрическими прибамбасами. А я отдых 'all inclusiv' возле моря променял бы на печку с живым огнем и старинный журнал.   Соседи поведали, что дом нужно обмазывать весной глиной, перемешаной с конским навозом и соломой. И вот в мае все мое семейство приезжает в дом, который я заранее протопил. И начинается действо. В огромные оцинкованные тазы засыпаются ингредиенты, заливается подогретая вода,включается приемник. Папа с мамой принимают по сто грамм для сугреву и и начинают топтаться в тазиках. Детки с интересом наблюдают, как родители в одних трусах (по причине жары) месят голыми ногами какую-то жижу, а потом начинают отплясывать в тазиках. Никогда бы не подумал, что танцы в теплых конских какашках могут доставить столько радости и удовольствия. Детки, понаблюдав за развеселившимися родителями не выдерживают и начинают кричать:   - Мы тоже!!! Мы тоже хотим!!!   И вот мы с женой моем ноги, а ребенки скачут в тазиках. Часть растворчика летит на пол. Нельзя сказать, что он озонирует воздух, но и запах не химический. Не противный. А какой-то родной, домашний. Затем мы дружно замазываем дыры в наружных стенах. В следующий приезд белим хатку. Я обдираю облезшую краску с дверей и деревянных рам и покрываю свежей синей краской.   А на следующий приезд с нами прибыл тесть, талантливый художник-самоучка. Он учит детей рисовать прямо на стене. И наш дом украшается изображениями подсолнухов, петухов, фантастических цветов, птиц и детских конопатых рожиц.   'Усталые, но довольные, пионеры вернулись домой'.   Вот так и наши 'пионеры'(дед и два внука) ввалились в дом только под вечер, невероятно гордые собой. Да и было чем гордится. Самая разваленная на хуторе хатка превратилась в произведение искусства, которое соседи показывали знакомым, как местную достопримечательность.      Дядя Игорешка.      Ему тоже стоит посвятить отдельную главу.   Почему 'Дядя' Игорешка? Потому, что уже вышел мультфильм "Трое из Простоквашино". Дядя Федор всем так понравился, что в нашей компании как-то прижилось называть друг друга Дядя Гришка, Дядя Игорешка, Тетя Женька, Тетя Ленка и т.д.   Дядя Игорешка напоминал собой толстенький улыбчивый колобок. Одинаковый, что в высоту, что в ширину, 120 кг весом, 160 см ростом.   Сын известного шахматного гроссмейтера. Окончил техникум связи. Дослужился в Афгане до старшего прапорщика. Пьяница и бессовестный ворюга. Хотя, вру. Совесть у него была, а также свои железные принципы. Обладая недюжинным талантом бизнесмена, он мог выгодно продавать списанные парашюты, палатки, украденные стройматериалы и пр., но считал преступлением продажу оружия, боеприпасов и продуктов питания. Сам не продавал и другим не давал. За что его и ценило начальство.   Такой же запойный читатель, как и я, он увлекался книгами по военной истории и истории флота.   Когда-то мы вместе работали электриками в отделе вневедомственной охраны в милиции. Потом я понял, что такого количества алкоголя, которое приходилось там выпивать, мой организм долго не выдержит и ушел в наладку ЭВМ. А Игорешка понял, что в милиции украсть нечего, можно только грабить население. Это ему претило и он вернулся в армию.   Устроился в часть к своему бывшему полковнику, в охрану аэродрома Борисполь, что неподалеку от нашего хутора.   Однажды теща ухитрилась где-то заказать новые большие рамы со стеклами для нашей хатки.   Я попросил Игорешку помочь их поставить. Приехав на хутор, где как раз цвел и благоухал луг перед домом, дядя Игорешка впал в экстаз:   - Дядя Гришка! Разреши мне здесь пожить! Мне из центра Киева ездить далеко. А я за это сделаю все, что ни попросишь.   - Да живи, мне не жалко. Только я на все лето сюда приеду с сыновьями. Они тебе поспать не дадут, ты же их знаешь.   - Ничего. Договоримся.   Дядька Игорешка получил ключи и выклянчил у меня 3-литровую банку спирта на клюкве ' с возвратом' , на 'святое дело', хотя что за дело, не сказал.   Приехав в следующий раз, я понял, что дело было действительно 'святое'. Рядом с домом раньше стоял развалившийся сарай с просевшей соломенной крышей. Теперь вместо него стоял крепенький вместительный сарайчик под шифером с пристройкой, забитой дровами.   За домом сиял нарядным красным кирпичом санитарно -гигиенический комплекс. Туалет и банька с душем. Душевую кабину венчал огромный 500-литровый бак, выкрашеный черной краской.   В туалете был настоящий унитаз со смывом и отличная вентиляция. На стене висел рулон туалетной бумаги, что само по себе было дефицитом, а в двери было вырезано кокетливое сердечко.   Ушлый прапор договорился, с кем надо. Привез стройматериалы и солдатиков. Поселил в доме, поил и кормил их, как на убой и благодарные солдатики, которых ранее частенько использовали безвозмездно,т.е 'даром', за несколько дней воздвигнули все это великолепие.   Еще через неделю в сарайчике появились крепкие верстаки, газовая плитка с баллоном, мощный самогонный аппарат из нержавейки, бидоны с брагой и просторная лежанка для дяди Игорешки.   - Дядя Игорешка. Ты указ о самогоноварении читал? Подведешь ты меня под монастырь.   - Не боись. Ветер дует в основном от хутора к Днепру. Да и гоню я только по ночам, когда все спят. Лучше попробуй нектарчик на травках.   Я отхлебнул и если бы я в то время знал немецкий язык, то сказал бы :   - Das ist fantastisch!!!   Вскоре на огороде за домом обнаружился коптильный аппарат для холодного и горячего копчения, представляющий из себя печку под навесом и коптильный ящик, соединенные   длинной толстой трубой опять- таки из нержавейки. Дровишки в дровяном сарайчике оказались чисто фруктовых пород. Вишня, яблоня. Возле аэродрома вырубили фруктовый сад и Дядя Игорешка подсуетился. Теперь он днем коптил сало, мясо и рыбу, а по ночам гнал самогон. Самогон обменивался на сало, мясо, птицу, яйца, сырые колбасы и цикл начинался сначала.   Ходил ли он на службу? Не знаю. Меня там не было.      Переселение      И вот однажды я заявляю дяде Игорешке:   - Готовься, завтра мы приезжаем всем семейством на дачу.   - А чего мне готовиться? У меня все готово. Живу я в сарайчике, так что вас не стесню.   Только вот...   Дядя Игорешка смущенно мнется.   - Извини. Но здесь ко мне приезжал мой полковник, бывший однополчанин. Вот такой класный мужик! Заядлый рыбак и охотник. Ему здесь так понравилось! Тоже просится пожить, порыбачить, хоть немножко. Да ты не волнуйся! Они вас тоже не стеснят! Старые вояки могут жить в палатке за домом.   Я подозрительно спрашиваю:   - ОНИ - это кто?   - Полковник с женой.   - Дядя Игорешка! Мне не жалко, но я не один. Давай договоримся так. Ты их приглашаешь в гости. Если характерами сойдемся, то пусть живут, сколько захочется. Если нет - извини.   Утро начинается с приятного сюрприза. Хитрый Змей Дядя Игорешка в своем репертуаре.   Мы выходим из дома, увешанные тяжеленными сумками и рюкзаками .Нас ждет непростая поездка в переполненном общественном транспорте. Троллейбус, еще троллейбус. Затем автобус и набитый вообще до кошмарного состояния еще один автобус. Затем марш-бросок три км через лес, и мы на хуторе. Итого часа два, не меньше.   Вместо этого нас возле дома встречает сияющий Дядя Игорешка, галантно отбирает у жены сумки и провожает к двум армейским УАЗикам. Возле одного курит огромный, как медведь, мужик в камуфляже. Рядом высокая статная женщина, подходящая под определение 'русская красавица'. Возле второго УАЗика, заваленного свертками и ящиками, топчутся два солдатика. Знакомимся. Полковника зовут Александр Михайлович Медведев. Символическая фамилия.   - Дядя Гришка. Тьфу,.. Григорий Иванович.   - Ничего. Меня тоже можно просто Дядя Сашка. Дядя Игорешка много рассказывал про вашу интересную компанию. Это - тетя Маша Ивановна. А где же ваша знаменитая КошкоМашка?   Маняшка из своей персональной сумки извлекает кошку. Кошка спокойна, как удав. Хороший признак.   Полковник садится за руль переднего УАЗика. Я рядом с ним. Женщины устраиваются на заднем сиденье. Игорешка садится за руль второго УАЗика. Дети, кошка и солдатики с ним.   Пока едем, успеваем подружится. Полковник оказывается большим поклонником фантастики, я тоже. Женщины увлеченно щебечут что-то о своем, о девичьем. Бывают такие люди, вызывающие расположение с первого взгляда.   Когда приезжаем на хутор, женщины идут смотреть наше хозяйство. Игорешка неуверенно топчется возле машины. Я ему говорю:   - Знаешь такой анекдот? Просыпается утром мужик, заглядывает в трусы и спрашивает:   - Ну и чего стоим? Кого ждем?      - Кто будет палатку ставить и и клумаки с ящиками таскать?   Мне с детьми одному не справиться.   Через час за домом стояла просторная палатка. На полу лежали доски, покрытые толстым слоем сена. Сено было накрыто брезентом. На брезенте лежала толстая пуховая перина для МариВанны и тоненькое одеяльце для полковника. Все было застелено простынями из парашютного шелка.   Первыми испытали палатку дети и жена полковника.МариВанна ахала:   - Хорошо-то как! А запах какой!   Детки визжали:   - Мы тоже такое хотим!   У Маняшки недавно выпали передние молочные зубы, поэтому он шепелявит:   - Тетя Маська, а почему у вас перина, а у дяди Сяськи тоненькое одеяльце?   - Он военный, и не любит спать на мягком.   Снаружи хохочет полковник:   - Молодец, Дядя Олежка. А я все думал, кого она мне напоминает? Вылитая Маська -Масянька!   МариВанна притворно сердится:   - А ты, Сашка-полкашка, вообще молчи!!! Или будешь спать на улице!   Укрывалась МариВанна китайским огромным пуховым одеялом. Полковник укрывался тоненьким одеяльцем. Военная косточка! Ничего не скажешь!   Правда под утро он почему-то всегда оказывался под теплым боком у жены, на пуховой перине. МариВанна вставала раньше всех, а полковник вылезал потом из-под теплого одеяла донельзя смущенный, бормоча: - Вот так и гибнет воинский дух...   Солдатики уехали на одном из УАЗиков, но через пару дней привезли и поставили палатку для детей. В палатке у полковника установили радиотелефон, чтобы он постоянно был в курсе событий, происходящих в родной части.Полковник каждое утро звонил, принимал отчет и узнавал сводку погоды.   Детки переселились жить в палатку и обожали свой маленький вигвам, особенно, когда шел дождь и гулко барабанил по туго натянутому брезенту.   Каждое утро они ездили с Дядей Сашкой на рыбалку,Тетя Маська жарила блины, дядя Игорешка разжигал коптилку, а я еле успевал хоронить горы мышиных трупов, которые КошкоМашка успевала за ночь натащить на крыльцо.Вообщем, все были при деле.      Развлечения         Телевизора, как я уже писал, у нас не было. Не было кино- и прочих театров.   Зато было ежевечернее шоу. Каждый вечер с выпаса по нашей единственной улице возвращалось стадо коров. Впереди мчались мои детки, с притворным ужасом причитая :   - Ой, боюсь, боюсь, боюсь!!!   Они вскарабкивались на столбы, стоящие возле калитки и хохоча начинали распевать сочиненную ими песню:   - Ой, боюсь, боюсь, боюсь!!! Ой, боюся я, боюся! СЯ-СЯ!!!   Почему-то это 'СЯ-СЯ!!!' их смешило больше всего и они сгибались от хохота. Я стоял в калитке и следил, чтобы никто из них не свалился под копыта проходящего мимо стада. Рядом на заборе сидела КошкоМашка и неодобрительно взирала на происходящее. Не нравились ей эти огромные толстые животные, которых так просто не загрызешь.   Дядя Игорешка и полковник с женой стояли во дворе, слушали заразительный детский смех и тоже улыбались.   На самом краю хутора жил Диссидент, бывший профессор, которому запретили жить в Ленинграде. Он купил на хуторе домишко и начал разводить цесарок, фазанов и прочих экзотических птичек. Цесарки были вместо сторожевых собак. Они сидели на крыше и если кто-то приближался к дому, начинали препротивнейше орать визгливыми голосами.   На хуторе профессор жил уже довольно давно и успел уже озвереть от интеллектуального одиночества. Поэтому, прослышав про нашу экзотическую компанию, пришел однажды знакомиться. Принес целое лукошко разноцветных экзотических яиц в крапинку и долго объяснял детям, от какой птички какое яичко. Как раз и жена с тестем нагрянули в гости. Жене в который раз не дали отпуск летом. Поэтому она жила в Киеве и только приезжала на выходные. Мне отпуск тоже не давали. Пришлось уволиться.   Через час была полная идиллия. Деда Саша, Дядя Сашка, дядя Игорешка и Деда Профя (Профессор) ожесточенно спорили о возможных исходах каких-то сражений, 'Если бы'...   После особо удачного замечания они дружно сдвигали стопочки с самогоном и продолжали спор. Жена и Тетя Маська что-то вышивали шелком на пяльцах. Жена крестиком какой-то орнамент, а Тетя Маська сложносочиненного огненного петуха. Они переговаривались о чем-то своем, иногда томно прихлебывая вишневую наливку. Я и детки сидели возле мангала и обсуждали планы на завтра. Тутуська переворачивал и поливал шашлыки, Маняшка вошкал КошкоМашку, лежащую у него на коленях. Я смаковал свою любимую 'клюквовку на меду' и тащился от счастья, как удав от пачки дуста, лениво размышляя:   - Да черт с ней, с той работой. Что я, работу себе не найду? Проживем и без государственных копеек. Не в первый раз...   Затем был шашлык и концерт. Тесть виртуозно играл на мандолине, балалайке и банджо. Мы с детьми попеременно аккомпанировали на гитарах. У жены , Тети Маськи и Полковника были прекрасные голоса. Даже Дядя Игорешка что-то выстукивал на тазике.   - Степь, да степь кругом...   - По диким степям Забайкалья...   Единственным пассивным слушателем был профессор.   Но и он после каждой песни приговаривал:   - Чудесно! Божественно! Вам надо в филармонии выступать!   Старший прапор Игорешка разливал всем по стопочкам, приговаривая:   - В филармонии своя пьянка, а у нас - своя.      А еще вечером мы ходим ловить рыбку и купаться на ближайшую ковбаньку. Все дружно удят рыбку, только Дядя Сашка показывает детям хитрые приемчики и учит самозащите. Я когда-то занимался самбо и мне интересно померяться силами с полковником спецназа. Но шансов у меня нет . Очень скоро я оказываюсь на лопатках. Сверху сопит полковник. Внезапно налетают мои мальчишки и демонстрируют полковнику им же показанные удушающий и болевой захваты. Этому медведю их потуги, как укус комара, но он послушно валится на спину и орет, хохоча:   - Ой, боюсь, боюсь, боюсь! Ой сдаюся я , сдаюся, СЯ-СЯ!!   - Честно?   - Честно-пречестно...   КошкаМашка сидит рядом с тетей Маськой и нервно подергивает хвостом. Драка из нее так и лезет. Тетя Маська успокаивающе гладит кошку:   - Мальчишки играют... Что большие, что малые. Разницы никакой.   У тети Маськи с кошкой вообще с первого дня возникло полное взаимопонимание. Жена полковника с первого дня взяла всю кухню на себя. Готовила она не хуже, а даже лучше, чем я. У меня не хватало терпения и сноровки возиться с тестом, а тетя Маська была родом из Сибири и с удовольствием лепила пельмени, вареники с картошкой и пекла вкуснейшие пироги с разнообразнейшими начинками. КошкаМашка первой снимала пробу со всех блюд и обожала всегда вкусно пахнущую Тетю Маську.   Мы с детьми занимались лишь засолкой и консервированием, что кошке было неинтересно. Но ее любимец, кошколюб Маняшка, был у нее фаворитом номер один. У них была вообще какая-то мистически-телепатическая связь. Маняшка мог определить направление и расстояние, на котором находится кошка. Кошка же абсолютно точно знала, где именно находится Маняшка. Чем я и бесстыдно пользовался при игре в прятки.   - Машка-Машка, где Маняшка? Ищи!..   Моментально обнаруженный Маняшка возмущался:   - Так нечестно!   А ты, Машка, вааще предатель! Враг народа!   Но уже вечером Маняшка 'вошкал' на коленях КошкоМашку и распевал свою любимую песню:   - Машка-котеночек, мой поросеночек!   Машка уже давно не была котеночком, но согласно урчала и довольно жмурила глазки.   Да и вкусы уних были похожие. Оба любили черный хлеб с маслом, сливки и топленое молоко.      Прадник Нептуна.      Однажды мы решили вспомнить пионерскую молодость и устроить детям праздник Нептуна.   На две надувные лодки соорудили дощаный настил. На нем стоял Нептун (дядя Сашка) и две русалки-блондинки с распущенными волосами да пояса (моя жена и тетя Маська) Все в тельняшках. На берегу ручья Кикиморы болотные (Я и Дядя Игорешка) дули что-то невообразимое в пионерские горны и тащили детей к воде. Детки были немного не в своей тарелке, но понимали, что это игра, и быстренько включились. Когда Нептун схватил их себе подмышки, они дружно завизжали. Когда Нептун их выронил на середине ручья в воду (глубина по колено), ухитрились сдернуть с него трусы. Ритуал был скомкан. Но было весело.   Наша мама строго заявила:   - А теперь всем мыться и кушать. Вечером будут подарки.   Вечером на ужин вместо традиционного шашлыка была всевозможная рыба и целое ведро раков. Дядя Игорешка даже насчет пива подсуетился. Мальчишки пробовали раков впервые и мы дружно учили их разделывать эту экзотику. Затем настал черед подарков. Мама и тетя Маша подарили детям по белоснежной рубашечке невероятной красоты. По вороту вышит цветным шелком украинский орнамент, а на спине картина. У старшего огненно-красный петух со стрелой в клюве, у младшего - смеющийся рыжий кот. Профессор подарил им две широкополые соломенные шляпы собственного изготовления. Дед - их портреты маслом. Дядя Игорешка и Полковник подарили луки и кожаные колчаны со стрелами. Я подарил им ремни с охотничьими ножами в ножнах. Но и у детей было чем отдариться. Всю зиму мы с ними разучивали 'Аве Марию' Шуберта. Были даже привлечены мои друзья, преподаватели консерватории. Ребятишки, похожие в белоснежных рубашечках на двух лохматых голубоглазых ангелочков (один светлый, другой рыжий), взяли гитары и на два голоса запели:   -Ave,Maria.   Детские звонкие голосишки летели к звездам и это было так невыносимо хорошо, что первой всхлипнула Тетя Маша Ивановна. Моя жена принялась ее успокаивать и вот они уже вдвоем обливаются слезами.   Затем полковник что-то хрюкнул и бросился в дом. За ним последовал Дядя Игорешка. Я, чувствуя, что сейчас тоже начну рыдать самым бессовестным образом, рванул за ними.   Картина маслом: на кухне рыдают три здоровенных мужика, размазывая слезы по небритым мордасам.Отрыдавшись, один говорит:   -Нужно выпить.   - Сейчас схожу.   - Не надо никуда ходить. Здесь все есть.   Из шкафчика извлекается бутылка. На сковородке остатки жареной рыбы. Успокоившись, какие-то просветленные, выходим во двор. За нашим большим столом детки утешают маму и жену полковника. Дед и Профессор с мокрыми щеками лечат пошатнувшиеся нервы народным способом.      Швынюка-нешвынюка (эпидемия).   К соседке приехала дочка с двумя маленькими детьми. Старшей было пять лет, младшей - три года. Смешные такие девчонки с косичками. Старшая говорила замурзаной младшей:   - Любка, ты чого така швынюка?   - Ни, я не швыню-у-у-ка, - тянула младшая.   - Нет, ты швыню-у-у-ка - передразнивала старшая.   - Ни, я не швыню-у-у-ка.   - Нет, ты швыню-у-у-ка.   И вот эта 'Швынюка-нешвынюка' могла тянуться до бесконечности, пока во двор не выходила их мамочка и не гнала обоих умываться и кушать.   Наши детки быстро заразились этой игрой.   И теперь часто можно было слышать их заунывные напевы:   Маняшка, ты чого така швынюка?   - Ни, я не швыню-у-у-ка.   - Нет, ты швыню-у-у-ка.   Особенно им нравилось слово 'швынюка'.   Оно тянулось долго и со вкусом, с подвыванием в конце: швыню-у-у-у-у-ка.   Все это нужно было распевать долго и с серьезным видом. Моих детей надолго не хватало. Уже через пять минут они заливались таким счастливым хохотом, что мы все поневоле начинали улыбаться. И эпидемия перекинулась на взрослых.   Однажды я делал чебуреки и извозился в муке по самые уши. Жена, увидев мою перепачканную физиономию, протянула:   - Ты чого така швыню-у-у-ка?    - Ни, я не швыню-у-у-ка.   Дети радостно завопили:   - Нет, ты швыню-у-у-у-у-ка!   - А вы, поросята, вообще молчите, иначе чебуреков не получите! -   обломал я им всю игру.   И потом часто можно было слышать:   - Дядя Игорешка, чего у тебя такая рожа красная? Опять пробу с самогонки снимал, а друзей не позвал? Ты чого така швыню-у-у-ка?   - Ни, я не швыню-у-у-ка. А рожу солнцем напекло.   - Нет, ты швыню-у-у-у-у-ка! И запах от тебя. Ты кого обмануть хочешь, швыня?   - Ни, я не швыню-у-у-ка. У вас жены, вам нельзя.   - Нет, ты швыню-у-у-у-у-ка! Мог бы хоть из вежливости пригласить.   - Ну пошли.   Из кухни высовывалась Тетя Машка и грозно спрашивала:   - Вы куда это, швынюки, собрались?   - Нет, мы не швыню-у-у-ки.   До пятницы потерпеть не можете?   - Так сегодня же пятница!   - Да, но еще не вечер.   Дело в том, что всю неделю у нас был сухой закон. И только в пятницу вечером мы могли 'расслабиться'. В пятницу был банный день. После работы приезжала моя жена. Они с Тетей Машкой парились первыми, потом все остальные. На вечер готовилось какое-нибудь особо деликатесное блюдо. Запеченый в печи молочный поросенок с хрустящей корочкой, или гусь с яблоками. Или огромные шипящие куски жареного сома. Или шашлык, или чебуреки. Должен признаться, что так вкусно, как тогда, я уже больше никогда не ел. Притом, что был нищим безработным инженером. А сейчас и деньги есть, а ничего этого не купить, тем более в печи не приготовить, за неимением оной. А тогда рыбку мы ловили сами. Денег не было, но спасибо дедушке Горбачеву, на самогон могли выменять все, что угодно. Дядя Игорешка трудился не покладая рук, изготавливая 'жидкую валюту'.   Да и я подрабатывал, как мог. Чинил всем соседям проводку, радио- и телеаппаратуру, настраивал антенны. Денег не брал, ибо грех брать их со стариков. Но от натуральных продуктов не отказывался. Яйца, молочные продукты, куры, мясо, сало,мед на нашем столе не переводились.      Ужасы на хуторе.      Конечно, не все было гладко.   Мой младшенький однажды засунул голову в трубу от коптильного аппарата. А обратно вытащить не смог.   Когда я его попытался выдернуть, принялся орать:   - Ой, ухи, ухи, ухи.   Уши у него в трубе свернулись в трубочки и не давали вылезти.   Ребенок плачет. Приехавшие накануне жена с тещей бьются в истерике и орут на меня:   - Сделай хоть что-нибудь!!! Ты же отец!!!   Что делать? Трубу пилить жалко. Ребенка еще жальче. Дитя рыдает. Пришлось пощекотать ему пятки.   Маняшка в трубе заухал и захохотал, как упырь на кладбище.   Пока он хохотал, я сделал мыльный раствор и клизмой впрыснул в трубу.   Подождал, пока ухи отмокнут и безболезненно вытащил дитя из трубы.   Тещу и жену потом долго пришлось отпаивать валокордином.   В трубу влез конопатый рыженький мальчишка, а вылез рыжеволосый негритенок.      Но были ужасы и похлеще.   Однажды полковник, как обычно, позвонил утром в часть. А там что-то случилось. Он с женой и дядей Игорешкой надели военную форму укатили разбираться. Ближе к обеду я слышу скрип тормозов за забором. Думаю, что это наши вояки приехали и начинаю разогревать борщ и второе. А их что-то нет и нет. Выхожу за калитку и вижу. Что вместо уазика стоят жигули с прицепом. В прицепе пустые ящики. На огороде кряжистая тетка и три мордастых парня наполняют ящики нашими помидорами и загружают ими багажник и прицеп. У меня сперва дар речи отнялся от такого наглого грабежа средь бела дня. Потом окликаю их:   - Эй, вы ничего не перепутали? Это мой огород!   Тетка рявкнула:   - Спрячься за забором и не гавкай!   Я конечно, былинный супергерой, но не идиот, чтобы ради помидоров бросаться на шайку мародеров. Я благоразумно скрылся во дворе, приказал детям закрыться в доме и наружу не высовываться. Выйдя из дома, заглянул в щель забора и увидел, что ситуация кардинально изменилась. Дорогу жигулю перегородил УАЗик. Хлопцы, широко раскинув руки, 'отдыхали' на грядках. А наши вояки уже трудились над бандершей. Бандерша лежала на животе, сверкая широкой плоской белой задницей. Юбка распорота сверху донизу. Трусы были также срезаны и теперь торчали у нее изо рта, завязанные узелком на затылке. От речки уже спешил Дядя Игорешка с большим букетом крапивы. Бандерша успела наговорить всем кучу угроз и разных гадостей. И теперь разгневанная МариВАнна лично учила крапивой дуру уму-разуму.   После экзекуции полковник поставил гражданку на ноги, выдернул кляп изо рта:   - А теперь быстро! Кто послал? Кто организовал! Кто навел?   - Да у меня вся родня милиционеры! Вы все в тюрьме гнить будете! - завопила тетка.   Полковник нежно взял ее за кадык. Тетка захрипела. Жена полковника нехорошо прищурилась:   - Не дошло? Игореша, принеси еще букетик крапивы.   И тетке:   - Я тебе знаешь куда сейчас этот букетик засуну?   Тетка поняла, что ее угроз никто не боится, а последствия могут быть печальными и 'запела, как соловей'.   Промышляют они грабежом огородов уже не первый год. Она и трое дальних родственников. Владельцы огородов, старики и старушки, хоть и пишут заявления, но ходу им не дает начальник райотдела, теткин двоюродный брат. Поскольку все были бывшие местные, то знали, где у кого что есть. Ухитрялись даже грабить погреба с припасами. Не брезговали ни картошкой, ни салом, ни самогоном. На рынке все расходилось 'на ура!'. Самое главное, что риска - никакого. Слабосильные пенсионеры даже вякнуть не рискуют. А милиция 'бытовыми кражами' не очень интересуется. 'Подумаешь, помидоры сперли!'   Стали решать, что с ними делать дальше. Мордовороты уже очухались, но о бегстве не помышляли. Трое в военном камуфляже уже показали, на что они способны.   - Сдавать в милицию не имеет смысла - родственник все равно отмажет.   - Убить и на огороде закопать (Дядя Сашка).   - А давайте устроим им в машине маленький взрывчик. Четыре сгоревших трупа. Подумают, что проводку замкнуло. Я в этом деле большой спец (Дядя Игорешка)   - Можно еще им все кости переломать, инвалидами сделать (Тетя Маська).   - А может, они больше не будут? (Я).   Запуганные взбледнувшие бандиты дружно закивали головами:   - Не будем. Не будем.   Хозяйственный Дядя Игорешка говорит:   - Ладно, езжайте. Но сперва отцепите прицеп с помидорами и загоните во двор . Это мы забираем за причиненный ущерб.   Во дворе еще хлопцев заставили снять штаны и трусы. Вся четверка, снизу до пояса голая, загрузилась в машину и унеслась.   Можно себе только представить рожу того гаишника, который их остановил бы.   Больше мы их,слава Богу, не видели. Грабежи на хуторе и в окрестных селах прекратились.   Вечером дядя Игорешка спросил у меня:   - Ну чего ты все мнешьсси и жмесси? Что тебя гнетет? Выкладывай, я же вижу...   - Что-то меня Тетя Машка смущает. Как-то она не по-женски жестко действовала. И глаза у нее были такие, что у меня до сих пор мурашки по коже.   Дядя Игорешка разлил по стопочкам:   - Тетя Машка не только военврач, но еще и боевой офицер, снайпер. Она видела столько трупов, что тебе, гражданскому шпаку, и не снилось. Ты ее историю знаешь? Нет? Тогда слушай...      История тети Маши Ивановны         Жила в сибирском городе девочка. Мама -известная травница. Папа -главврач. Естественно, что когда девочка выросла, она тоже захотела стать врачом. Окончив школу с золотой медалью, довольно легко поступила в московский медицинский институт. Все время учебы в институте она жила в семье своего дяди-генерала. Дядя успел побывать во всех 'горячих точках' того времени и охотно рассказывал девушке про свои приключения. Девушка слушала эти рассказы с горящими глазами и даже по совету дяди начала заниматься биатлоном. Стрелять юная сибирячка умела с детства и вскоре начала занимать призовые места на разных соревнованиях.   После окончания института она несколько лет проработала в военном госпитале и в конце концов оказалась в Афганистане.   Однажды она сопровождала санитарную машину с ранеными. Машину захватили моджахеды. Поиздевавшись над ранеными, они принялись за медсестричку, подругу Мариванны. Что с ней сделали, лучше не описывать. Юную врачишку-Мариванну ,как офицера и 'вообще красавицу' оставили 'на десерт'. Но тут на моджахедов откуда-то свалился тогда еще капитан Медведев со своими десантниками. Оставшиеся после этого в живых моджахеды 'позавидовали мертвым'. Заледеневшая сердцем тетя Машка самолично проделала с ними все то, что они делали с ранеными, и даже хуже. Что именно, Дядя Игорешка уточнять не стал, но добавил:   - Я никого не боюсь, но Тетю Машку врагом иметь не пожелал бы.      Избиение трактористов.         Иногда вечером мои мальчишки ловили рыбку рядом с домом, в ручье за передним огородом. Чтобы спастись от комаров, разжигали маленький костерчик. И вскоре к ним на огонек начали заглядывать местные и отдыхавшие у родственников мальчишки и девчонки. На берегу ручья в целях пожарной безопасности пришлось для них выложить очаг из дикого камня, а заодно построить стол со скамейками и маленький шалаш из веток, покрытый соломой. Поскольку 'фигвамом' уже именовалась 'детская' палатка, то шалашик окрестили 'халабудой'. По вечерам там возле костерчика собиралась теплая детская компания и дети то и дело прибегали в погреб за бутылками с квасом и фруктовыми морсами.   Полковник тоже любил половить рыбку, но на мелочь не разменивался и браконьерствовал 'по-взрослому'. Ставил сети на крупную рыбу, перегораживая весь канал. Рыбка попадалась большая и ему требовалась помощь при вытягивании сетей. И вот спустя пару дней после нападения на огород мы отправились проверять сети, оставив детей на приехавшую мамяшку и тетю Машку. Слух о расправе над грабителями огородов видно еще не успел распространиться, иначе подвыпившие трактористы никогда бы не рискнули выгнать детскую компанию с их уютного законного места и начать там пьянку. Дети начали было возмущаться, но трое подвыпивших парней надергали их за уши и выгнали пинками. КошкаМашка вскочила на стол и зашипела,приняв угрожающую позу. Ее просто-напросто схватили за хвост, ударили головой об стол и забросили в ручей. Разгневанные детки примчались в дом за оружием, но, к счастью, были перехвачены мамой. Наша Мамочка, вне себя от гнева, выметнулась в калитку. За ней вылетела тетя Машка. Мамяшка справилась бы, наверное, и одна, но с ней была тетя Машка, да позади пьяных трактористов еще вылезла из ручья очухавшаяся КошкоМашка. Парни попытались было хорохориться, но расправа была мгновенной. Один отделался лишь выбитыми зубами и сломанными ребрами.Второму выцарапали глаз. Тот, что схватился за нож, вряд ли сможет когда-то иметь детей.   Когда прибежали разгневанные родители остальных деток, все уже было кончено.   Вернувшись с рыбалки, мы застали дома не одну кошку, а три. У всех волосья стояли дыбом. Глаза сверкали, когти сжимались. Не отошедших от адреналинового шока дам отправили в баню расслабиться, выдав две бутылки успокоительного средства.   Через некоторое время женщины вышли расслабленные и умиротворенные. Завернутые лишь в большие махровые полотенца, уселись за столом во дворе и потребовали еще одну бутылку успокоительного. Бутылка явно оказалась лишней.   Тетя Машка пьяно размахивала пальцем перед носом у Тети Женьки:   - Это я теперь гражданский врач. А раньше я была военным врачом и была подполковником.   Моя жена философски замечает:   - А где еще могла быть жена полковника, как не под полковником?   Обе валятся от хохота.   В самый разгар веселья они вдруг вспоминают, что давненько не хулиганили и не безобразничали. Решают искупаться в ручье голыми при луне. Дружно сбрасывают полотенца и направляются к калитке. Этого допустить мы с полковником никак не можем. Полковник перехватывает свою благоверную, кладет животом на стол и со зверским лицом начинает осторожно ее шлепать по попке:   - Я тебе покажу, как безобразия хулиганить!   Рядом лежит моя супруга, которую я тоже с удовольствием шлепаю по круглым ягодицам. Но две мерзавки нас не боятся. Хихикают и дружно распевают:   -Ой, боюсь, боюсь, боюсь! Ой боюся я, боюся, СЯ-СЯ!   После 'СЯ-СЯ!' заливаются совершенно пьяным хохотом.   Полковник первым понял, что экзекуция в данной ситуации бесполезна. Взвалил свою красавицу на плечо и потащил в палатку. У меня столько силы, сколько у полковника, не было. Поэтому схватил супружницу за рыжую гриву и потащил в дом. Супружница брыкалась, хихикала и приговаривала:   - Ой, волосы, волосы!!   Помог ей взобраться на печку, укрыл одеялом. Мамяшка сладко потянулась и томно промурчала:   - Иди ко мне!   - Ага! Размечталась, пьяница! Спи давай!      Утром был 'разбор вчерашних полетов'. Дядя Игорешка благоразумно спрятался в сарайчике, подальше от 'семейных разборок'.   Полковник, сидя за столом, гремел:   - Взрослые женщины! А если бы соседи вас увидели?А если бы дети?   Я толкал его ногой под столом и шипел:   - Не переусердствуй!   Переусердствовал...   Тетя Машка, выпив рассолу. припомнила мужу все его похождения, начиная со дня свадьбы.   Моей жене тоже было, что вспомнить. В результате мы же с Полковником еще и оказались виноваты.   Ситуацию спас старый клоун Дядя Игорешка.В угодливой позе полового из трактира, с полотенцем, переброшенном через одну руку и с подносом в другой, он возник рядом со столом:   - Не желают ли господа хорошие освежиться?   На подносе стояла бутылка со стопочками. Рядом с Дядей Игорешкой стояли наши детки также с полотенцами на одной руке. В другой руке один держал миску с квашеной капусткой, второй - миску с солеными огурцами и помидорами.   Детки поставили на стол свои миски. Алешка схватил меня и жену за мизинцы, соединил их в замочек. Маняшка то же самое проделал с мизинцами Поковника и его жены. Затем потряхивая этими замочками они запели детскую шаманскую песню:   - Мири-Мири навсегда!!! Кто поссорится - балда!!!   Мне, да и остальным, наверное, тоже, стало ужасно стыдно, что нас, взрослых людей приходится мирить детям, причем таким детским способом.      Продолжать скандал никто не решился и через пять минут за столом наступило полное спокойствие и благолепие.      Болезнь полковника.      Полковник простудился, начал гулко кашлять и чихать. Ночевать в палатке ему было строжайше запрещено. Он перебрался в маленькую спальню в хате, где на широкой лавке ему была постелена еще одна перина и разожжен в русской печи маленький огонек. Его жена запретила всем заходить к нему,боясь инфекции и самолично ухаживала за заболевшим мужем. Заваривала различные травки, заставляла дышать этим паром, ставила горчичники и поила с ложечки куриным бульоном. Дети приносили болящему стаканчики со свежесобранной ими земляникой и малиной. Я разыскивал среди старинных журналов для полковника интересные статьи. Полковнику очень нравилось болеть, точнее исполнять роль больного и быть в центре всеобщего внимания и заботы. Да и кому бы не понравилось?   Вспомнив детство золотое, он капризничал, как малое дитя, и кочевряжился вовсю. То ему горчичники жгут, то бульон и курица в горло не лезут, т.к. аппетит напрочь пропал. Для аппетита он просил у Тети Машки рюмочку ее фирменного сибирского бальзама, настоянного на кедровых орешках и множестве травок. Тетя Машка наливала ему крохотную рюмочку, полковник выпивал и начинал нехотя жевать курятину, запивая горячим бульоном. Улучив момент, когда жена полковника отлучалась, в комнату просачивался Дядя Игорешка и вручал другу маленький 'мерзавчик' с превосходно очищенным первачом, настоянном на свежей малине и вишне.   Все-равно, запах после бальзама уже был, а стаканом больше, стаканом меньше - как измерить запах ? Полковник выпивал мерзавчик и требовал целую копченую курицу. Жена радовалась:   - Говорила же тебе, что аппетит приходит во время еды.   Полковник блаженно щурил свои бесстыжие глазки на огонь и расслабленно отвечал, уплетая курицу:   - Нет, Маша. Это твой волшебный бальзам творит чудеса.      И все было бы хорошо, но у полковника отсутствовало чувство меры. Он кочевряжился, кочевряжился и докочевряжился до того, что у жены лопнуло терпение.   Однажды наша избушка содрогнулась от дикого рева. Мы все бросились на шум и застали такую картину. Полковник забился на лавке в самый угол и отгораживаясь от жены одеялом, обреченно ревел, как медведь, затравленный в собственной берлоге:   - Машка, стой!   - Машка, не подходи!!   - Машка, пришибу!!!   Тетя Машка подкрадывалась к нему с обыкновенным шприцем, в который была вставлена необыкновенных размеров иголка, в два раза длиннее самого шприца.   Полковник безнадежно размахивал огромным кулачищем, а Тетя Машка его ласково уговаривала:   - Ты, медвежонок, ручонками-то не размахивай и не ерепенься. Лучше сам ложись на животик и подставь попу. Тогда будет совсем не больно.   - Машка,уйди! Пришибу!!!   Тетя Машка вдруг затопала ногам и и завопила:   - Ты на кого лапу поднимаешь, Винни-Пух ты злобный?! На собственную жену? Быстро переворачивайся! Ты меня знаешь, все равно я твой зад достану!   Полковник съежился еще сильнее и стал похож не на медведя, а на испуганную мышь размером с медведя.   Вся наша компашка в полной прострации и ужасе уставилась на зловещий шприц. Я первым отошел от шока:   - Тетя Машка, ты что, собираешься в мужа воткнуть это страшилище? Это же игла не для людей, такой иглищей можно слона к лавке пришпилить.   - Это игла для дурных медведей, которые не хотят лечиться и пить горячее молоко с медом и содой. Они хотят, чтобы им сделали укол антибиотика и они его получат, чтобы не заражать других своими бациллами.   Здесь очнулись и все остальные. Маняшка, защитник всех униженных и убогих, с ревом бросился на полковника, как на амбразуру дота и закрыл его своим телом. Алешка мертвой хваткой обхватил руками ноги Тети Машки, блокировав все ее телодвижения. Тетя Машка взвыла:   - Маняшка,немедленно отойди от этой заразы, от этой инфекции.   - А ты его этой иглищей колоть не будешь?   - Не буду,если он будет пить горячее молоко с медом.   - Он будет, будет! Правда, Дядя Сашка?   - Буду, - пробурчал полковник и добавил, чтобы сохранить лицо:   - Но только топленое. От обычного меня тошнит.   Так это мы все будем!!! - завопили дети.   - Но молоко отдельно, а мед и черный хлеб с маслом отдельно.   Тетя Машка вышла на кухню кипятить молоко. Я вышел за нею, чтобы сделать бутерброды с маслом и медом для всей компании.   На кухне возле плиты стояла Тетя Машка и всхлипывала. Спина ее тряслась, как от сдерживаемых рыданий.   - Довели бедную женщину, - подумал я. Обошел, заглянул ей в лицо и обнаружил хитрющую физиономию Тети Машки, которая зажала себе рот обеими руками, чтобы не расхохотаться и только тряслась всем телом от смеха.   - Посмотри за молоком, - пискнула Тетя Машка, выскочила из дома и начала ржать во дворе, как Тетя Лошадь.   - Вот, мерзавка, - огорченно подумал я. - Запугала всех, и детей и взрослых, этой своей иглищей. До сих пор слабость в коленях. Брехня, 'что страшнее кошки зверя нет'. Есть !!! Наши милые женушки!   Поскольку это была пятница, вечером приехала моя жена. Как обычно, они с Тетей Машкой попарились в баньке первыми, а потом целый вечер сидели за столом и хохотали. Тетя Машка рассказывала что-то смешное и я даже подозреваю что. Она широко раздвигала руки, показывая, очевидно, размеры иглы и приговаривала:   - Чесслово, как дети!   Моя жена хихикала, радостно вскрикивая:   - И мой тоже! Как ребенок, Ей-богу!   Вряд ли они обсуждали что-то лестное для нас и поэтому мы с полковником начали строить планы мести за пережитый испуг и унижение.      Страшная месть      А твоя жена хоть чего-нибудь боится? - спросил я полковника.   - Ничего эта мерзавка не боится, - безнадежно махнул рукой полковник.   - Ну, нет. Так не бывает. У каждого есть свои скелеты в шкафу и каждый человек чего-нибудь боится. Моя жена, например, боится змей и лягушек.   - А моя жена их обожает. Сама ловит. Сама готовит. Ее один врач-француз научил в Афгане. Да еще и убедил, что это - изысканный деликатес . А я эту гадость терпеть не могу...   - Моя жена еще боится мышей и тараканов. Как только их увидит, сразу начинает визжать:   - Убей его (или ее)!!! Убей!!   - А с виду такая добрая, беззлобная девушка...   - Дык!.. Они с виду все такие...   - А что, мышь - это идея! Моя их не боится, но скажем так, побаивается и брезгует.   - А где мы возьмем живую мышь? - усомнился Полковник. - Я их ловить не умею, а КошкоМашка их попросту умерщвляет.   - Не переживай, с КошкоМашкой я договорюсь.   И был разработан коварно-иезуитский план.   Еще на прошлой даче я с большим трудом просыпался на утреннюю рыбалку. Дети меня будить опасались, ибо папа с недосыпу бывал хмур целый день и неразговорчив. КошкоМашка рано утром еще продолжала ловить мышей, но давила их не сразу, а вдоволь наигравшись ими на крыльце. Маняшка отбирал у КошкоМашки живую еще мышь и втолковывал ей:   - Отнеси мышку папе. Где папа? Отнеси мышку папе!   Смышленая кошка брала из рук Маняшки живую и шуструю еще мышь и приносила мне в постель.   Должен сказать, что живая мышь в кровати рано утром бодрит не хуже, чем чашечка утреннего кофе, поданного в постель . Я вылетал из-под одеяла словно пуля, а Машки уже и след простыл.   С Маняшкой мы договорились очень быстро. Он пообещал обеспечить доставку живой мыши точно в срок.   В пятницу вечером приехала, как обычно, моя жена. Вечерняя пятничная банька, как обычно. Вечерний пятничный пир, как обычно. На этот раз у нас был гусь, начиненный кислыми яблоками и целиком запеченный в печи. Под разные ягодные и травяные настойки.   По договоренности с Тетей Машкой утром в субботу и воскресенье готовил я, у нее были выходные от кухни дни.   Встав раньше всех, я нажарил блинов. Приготовил огромную кастрюлю какао на молоке.   Покормил детей. Наконец, появились наши женушки.Чинно уселись на лавку, опершись спинами о теплую печку. Я подал все на стол и пристроился рядом. Полковник сел напротив. Некоторое время все наслаждались теплыми блинами с маслом, запивая их какао.   Тут тихонько приоткрылась дверь, зашла КошкоМашка с большущей мышью в зубах и направилась ко мне.   - Ого! Какая здоровенная мышь! - негромко воскликнул полковник.   - Где?!!   - Да вон, у Машки в зубах...   Моя жена с визгом взлетела ногами на лавку. Тетя Машка, видно, больше из солидарности, чем от страха, оказалась рядом. И они принялись вдвоем визжать: - Машка, брысь!!! Машка, брысь отсюда!!!   Кошка неторопливо топала ко мне. Полковник попытался было отобрать у нее мышь, но Машка прошмыгнула у него между ног ко мне. Я взял мышь за хвостик и ее сразу выхватил у меня Полковник:   - Ой, какая хорошенькая мышка! И чего это мы так визжим?   Он поднес мышь поближе к своей жене. Мышь извивалась, растопыривала лапки и громко пищала.   Женский визг усилился:   - Убери от меня эту гадость!!!   - Убей ее!!! Убей!!!   Я пнул ногой Полковника по щиколотке, чтобы не увлекался, по договоренности он должен был молча выйти вместе с мышью. Вместо этого старый дурак издевательским тоном сказал:   - Как шприцами размахивать, так мы храбрые, а мышей боимся. И только после этого вышел.   Наши жены моментально сообразили, откуда у этой мышки 'ноги растут' и надулись. Вечером. Когда Полковник попытался вечером забраться к жене под теплый бок, ему в категорическаой форме было предложено 'Идти в баню'. Такое же пожелание я получил и от своей жены.   В баньке и состоялся военный совет - что делать дальше?   Дядя Игорешка предложил пойти к нему в сарайчик и заняться делом - гнать самогон, регулярно снимая с него пробу.   Сеялся мелкий дождик. Было сыро и предложение было заманчивым, но я сказал:   - Нет, Дядя Игорешка. Нас 'послали в баню', в бане мы их и будем дожидаться.   - Что, думаешь, придут просить прощения? - с надеждой спросил Полковник.   - Держи карман шире! Вот вы, бывалые вояки, а элементарной стратегии семейной войны не знаете. Женщине необходимо создать у мужа чувство вины, тогда он становится послушным, управляемым и из него можно веревки вить. Для этого нужно застукать мужа на чем-то предосудительном, на пьянстве, например. Но мы им такого шанса не дадим. Поэтому сделаем так. Дядя Игорешка, протапливай баньку, но без пара. Для тепла. Брось в печку пару фруктовых полешек для запаха. Дядя Сашка разжигает самовар. Я сервирую безалкогольный стол.   Через полчаса в предбаннике было тепло и уютно, на столе шумел самовар. Мы грызли сушки с вареньем, запивая чаем.   Уж полночь близится. А девушек все нет.   - Не попрутся они в такую погоду нас контролировать, - засомневался Полковник.   Тут дверь без стука распахнулась, ввалились наши мокрые и взлохмаченные жены и дружно рявкнули:   - А чем это вы здесь занимаетесь?!   Видно, у них не было ни малейших сомнений, чем именно. Я с ехидной ухмылкой приподнялся:   - Да мы тут плюшками и сушками с вареньем балуемся. А вы чего по ночам в такую погоду шляетесь? Что, без мужей скучно и холодно?   Полковник елейным голосом:   - Да вы садитесь, чайком погрейтесь. Это, конечно, не сибирский бальзам, но тоже согревает.   - Клоун и прохиндей! - буркнула Тетя Машка и выскочила за дверь.   За ней выскочила Тетя Женька, буркнув мне на прощанье:   - Иезуитская морда!!   От наших счастливых улыбок в баньке стало светлей.   Дядя Игорешка радостно потер ладошки:   - Ну, что? Теперь-то уже можно?   - Ни в коем случае! - строго сказал я.   - Должен последовать еще 'контрольный выстрел'.   - Да не попрутся они еще раз в такую погоду, - засомневался Дядя Сашка.   - Конечно, не попрутся! - поддержал его Дядя Игорешка.   - Дядя Сашка, ты сколько лет женат?   - Пять. А что?   - А я - двенадцать. И ты будешь со мной спорить? Обычные бабы не поперлись бы. Но наши же считают себя очень умными. И думают приблизительно так. Мужья их раскусили, прошли проверку, расслабились и сейчас нажрутся на радостях. Тут-то мы их тепленькими и возьмем!   - Уверен?   - На сто процентов! Так что сидим и пьем чай дальше.   Через полчаса дверь опять без стука распахнулась. Вошла моя жена, быстрым взглядом окинула стол и не найдя криминала, примирительно сказала:   - Ладно, иди уже спать в дом, а то простудишься.   Тетя Машка из-за ее спины вякнула мужу:   - И ты тоже...   Дядя Сашка сладко потянулся:   - А у нас здесь тепло. И запах, чувствуете, какой запах? Это вишневые полешки горят.   А я произнес фразу, которую наши несправедливо обиженные детки говорили своим родителям:   - Вы нас обидели? Обидели! Теперь извиняйтесь!   Жены дружно фыркнули:   - Еще чего!   И исчезли.   Теперь уже я радостно потер ладошки:   - А теперь, ребята, дружненько в погреб и тащим все на стол!   - А они снова не припрутся?   - Зуб даю! Я даже могу сказать, что они будут делать дальше.   - И что?   Для начала переоденутся во все сухое. Затем выпьют с горя и для сугрева по рюмочке сибирского бальзамчика и начнут чистить картошку.   - Зачем?   - После рюмочки бальзамчика им захочется добавить еще и закусить чем-нибудь горяченьким после беготни под холодным дождем..   Женщины - они ведь такие же, как мы. Только приятнее на ощупь.   Поэтому выпивать и закусывать жареной картошкой они будут в горнице, прижавшись спиной к теплой печке. Они выпьют по три рюмочки. Полчаса поплачутся друг другу в жилетку и пойдут спать. Не верите - загляните в окошко.   Вскоре наш стол ломился от выпивки и закуски. Выпив по первой, Дядя Сашка с Дядей Игорешкой вышли. Вернувшись, восхищенно сказали мне:   - Ну, ты - шаман! Девчонки так лопают жареную картошку прямо со сковородки, что у нас даже слюнки потекли.      После третьей Полковник завел разговор:   - Ты пойми, Дядя Гришка, я не трус! Дядя Игорешка видел меня в Афгане, не даст соврать. Но ты же видел эту иголку. Если ее под ноготь загнать, то она через локоть выйдет.   - Да, Дядя Сашка. Твоя жена умеет быть убедительной. Я сам чуть не укакался. Но и мы их мышкой попугали.   Тут дверь неслышно приоткрылась и на пороге появилась КошкоМашка с огромной, трепыхающейся крысой в зубах.   Нет, на лавку мы не вскакивали, но дружно заорали:   - Машка, брысь! Машка, брысь отсюда!!!      Герой (жертва) Чернобыля      Через дом от нас жил дед Мыкола. С виду дед, хотя ему еще и 50-ти не было. Пару лет тому назад он слямзил в колхозе пару досок и пару листов шифера. Не от жадности, а потому, что купить было негде, а крыша протекала. Дали ему три года, из которых он отсидел два. А затем в колонию приехал большой партийный чин и пообещал досрочное освобождение всем, кто поработает на ликвидации аварии в Чернобыле. Мыкола не сообразил, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, про радиацию знал очень мало, а на свободу очень хотелось, потому и записался в добровольцы.   Народ на хуторе был не то, чтобы злой или жадный, но очень хозяйственный. Душа болела у многих видя, что земля 'гуляет' , а добро пропадает без хозяина. Поэтому соседи принялись распахивать огород Мыколы, кусочки от его участка потихоньку прирезать себе, а все добро, которого и так не много было, растащили. Молодежь использовала его дом для своих гулянок и когда Мыкола внезапно вернулся и потребовал освободить хату, пьяненький парубок без лишних слов засветил ему в глаз.   Тут как раз наша компашка возвращалась с рыбалки. Увидев плачущего под воротами деда, остановились. Узнав, что ликвидатора чернобыльской аварии не пускают в собственный дом, нас всех слегка 'переклинило'. Полковник шагнул в дом, приказав нам оставаться снаружи и никого не упустить.   Через минуту дверь распахнулась и з нее вылетел парняга с раквашеным носом, которым видимо он дверь и открыл. Дядя Игорешка ловко треснул его по затылку. Парень рухнул, как бревно.   - Вяжи его, -скомандовал дядя Игорешка.   - Чем?- Не понял я.   - Его же ремнем.   Пока я неумело вытаскивал ремень, вылетел еще один 'клиент'. Дядя Игорешка и на этот раз не промахнулся. Третий клиент не вылетел, а вышел с высоко поднятыми руками, успокаивающе приговаривая:   - А я шо? А я нишо... Просто мимо шел.   Сзади топал мрачный полковник.   Дядя Игорешка махнул кулачищем еще раз.   -Бог любит троицу!   - Затем бодро мне вякнул:   - Ну чего ты копаешься? Смотри, как надо - и сноровисто связал всех троих.   - Талант не пропьешь,- одобрительно сказал полковник.   -Атож!   Мимо нас бочком протиснулся в хату хозяин, приговаривая:   -От спасибо, хлопцы. Заступились за немощного. Затем из хаты послышался его горестный вопль:   -Всё!!! Всё вынесли, злыдни, подчистую!   Трех ведер колодезной воды хватило, чтобы 'оживить' шустриков.   Когда Мыкола показывал, где у него колодец, его снова чуть кондратий не хватил. Раньше колодец был на границе двух участков. Теперь он оказался за два метра от забора, который предприимчивый сосед переставил вглубь участка Мыколы.   Для начала шустриков заставили на коленях просить прощения у деда . Затем начались разборки:   - Куда делся телевизор, холодильник и газовая плита с баллонами?   В героев-молодогвардейцев шустрики играли недолго. Дядя Игорешка и так мало похож на святого, а с недельной щетиной, с запахом самогона, да еще и со ржавым секатором в руках - зрелище не для слабонервных.   Он спустил со всех штаны и зловеще поклацал ржавым секатором:   -Ну что, душманы гребаные? Яйки-письки чики-пики? И собакам скормим!   Полковник нашел на кухне опять же ржавые плоскогубцы и тоже задумчиво ими пощелкал:   - Хлопцы, расскажите, что знаете, и рвите отсюда когти.   Один завопил:   - Я все скажу, но ньогти рвать не дам!!!   После того, как Дядя Сашка с дядей Игорешкой и дедом Миколой прошлись по хатам, большую часть украденного добра воры под покровом ночи занесли во двор. Видно, при свете дня стыдно было. И забор возвратился на свое законное место.   Через некоторое время к Деду Мыколе прибилась бездомная рыжая собачонка и ощенилась у него в сарае. Самого шустрого щеночка он подарил нашим детям. Больше дарить ему было нечего. Близких родственников у него не было. Друзей, как оказалось, тоже. Ему, как ликвидатору последствий Чернобыльской аварии, полагалась какая-то мизерная материальная и медицинская помощь. Но этих денег не хватало даже на еду, не говоря о лекарствах. Врач появился у него всего один раз и развел руками:   -Ничего нельзя сделать.   И состояние Мыколы стремительно ухудшалось.   Он вернулся из Чернобыля уже с язвами по всему телу. И они становились все больше и больше. Выглядел Мыкола уже не как дед, а как персонаж фильма ужасов.   Как писал Экзюпери:   - Мы в ответе за тех, кого приручили.   Поэтому мы подкармливали соседа, как могли.   Тетя Машка самолично его осмотрела и взяла анализы.   Потом тоже развела руками:   - Лекарств от лучевой болезни еще не придумали. Он будет мучаться, а столько морфия, сколько ему надо, я не найду. Поэтому, Дядя Игорешка, гони своё зелье и давай ему, как обезболивающее.   - Может, его в госпиталь положить?   Нет, ребята. Там ему только хуже будет. Ведь все понимают, что он уже не жилец. А в родном доме он хоть умрет спокойно. Может, Господь Бог послал нам это испытание, дабы узнать, осталась ли у нас хоть капля милосердия и сострадания после Афгана. У нас же у каждого по немаленькому кладбищу за плечами.   С тех пор каждое утро мы приносили пищу и бутылку свежего зелья. Затем приходила Тетя Машка и обрабатывала раны. Особенно подружился с Мыколой Дядя Игорешка. После распития обезболивающего они вели длинные разговоры про жизнь. Под вечер распивалась еще одна бутылка и больной спал спокойно. Но однажды не проснулся.   На похоронах председательница сельсовета и другие 'официальные лица' толкали проникновенные речуги про 'Героев Чернобыля', промокали глаза платочками, но как-то слабо верилось в 'благодарность государства' и в то, что 'ваш подвиг никогда не будет забыт'. Еще при жизни забыли.   Похоронили его на хуторском кладбище, при малом стечении народа. Мы опросили всех соседей на предмет извещения родственников. Но оказалось, что родственников никто никогда не видел. Хотя это и не значило, что их вообще нет. Заявились они целой толпой, когда мы поминали Мыколу на девятый день у него в хате. Пришло еще пару старушек, которые помнили его еще ребенком. Подкатил микроавтобус 'РАФ' и из него высыпала галдящая толпа. Впереди вышагивал ражий толстомордый дядька. Ввалившись в хату и увидев накрытый поминальный стол, гаркнул:   - Почему посторонние в нашем доме?   -Вы кто?   - Я - двоюродный брат покойного. Вот моя жена, вот евонная троюродна сестра. Мы - его единственные родственники и наследники.   Дядя Игорешка прошипел, свирепея:   - А где же вы были, братья и сестры, когда ваш родственник от лучевой болезни умирал? Без денег, без лекарств. Почему ни разу его не навестили?   Толстомордый подскочил, потрясая кулаком:   - Ты мне лекции читать будешь? Урррою!   Через секунду кулак оказался завернутым за спину, фирменный удар по затылку и дядька кулем упал на пол. Жена его заголосила:   - Убили!!! - и ломанулась наружу.   Не менее мордастые молодые родственники, услышав, что основную пробивную силу убили, не рискнули соваться в хату. Загрузились в 'РАФ' и укатили . Через пару часов микроавтобус вернулся, а вместе сним милицейский УАЗик и и машина председательницы сельсовета.   Первой в хату вломилась жена пострадавшего, за ней 4 милиционера, председательница и толпа родственников.   - Вот. -затарахтела жена. - Заняли нашу хату, мужа убили или покалечили.   Дядька заворочался и сел, тряся головой.   - Живой, - подскочила жена.   - Где я?   - В нашей хате.   - А кто вам сказал, что эта хата ваша?- Спросила председательша.   - А вы по какому праву в ней находитесь? - Это уже к нам.   -Гражданин Нестеренко оставил за неделю до смерти завещание, - она вытащила из папки лист бумаги, - в котором все свое имущество завещал некоему Ляпко Игорю Олеговичу. Есть здесь Ляпко?   - Это я, - промямлил ошарашенный Дядя Игорешка и подал свой военный билет.   - Оформить свое наследство вы сможете завтра, а пока всех посторонних прошу покинуть помещение.   Родственники покойного покинули помещение молча, но у машины председательши устроили целый митинг. Хотя четверо милиционеров не дали ему развернуться в полную силу.      Женитьба Дяди Игорешки.      По вечерам мы сидели у нас во дворе 'пирамидками'. Я с женой, на коленях у нас, или посередине, Алешка, на коленях у Алешки рыжий собачонок, которого назвали 'Пёсик Фафик'. Все завернуты в огромное шерстяное одеяло.   Напротив сидели Дядя Сашка и Тетя Машка. С ними Маняшка с КошкоМашкой на коленях.   Тоже завернутые в одеяло.   Только дядя Игорешка сидел один, оттого и мрачный. Даже неожиданное наследство его не радовало. Даму сердца он пока так и не нашел,хотя засматривался на дочку соседки. Дочка была замужем. Муж у нее был какой-то очень гордый 'кавказкий мужчина'. Торговал чем-то на рынке. Всегда был при деньгах. Однажды привез в дом супер-пупер по тем временам японский огромный телевизор. Занесение телевизора в дом превратил в настоящее шоу, гордо поглядывая по сторонам:   - Видели, как Давид живет?   Нам всем было глубоко плевать на богатство Додика, как его называли в семье. Но у них родилась дочь и принялась плакать по ночам. Молодая мама и бабушка не могли успокоить ребенка и раздраженный невыспавшийся Додик принялся обоих поколачивать. Мы пока не вмешивались, надеясь, что они сами разберутся 'по-семейному'.   Но однажды в дом влетела соседка:   - Ой, помогите, люди добрые! Додик Оксану избил, теперь за ребенка принялся.   Первым вылетел из дома дядя Игорешка. Когда мы подоспели, Додик уже хрипел и слабо сучил ножонками.   Скрутить дядю Игорешку мог только дядя Сашка или Тетя Машка, что они и сделали. Дядя Игорешка он ненависти брызгал слюной:   - Он ребенка через всю комнату швырнул на диван! А ребенок от дивана отскочил и убился бы, если бы я его не поймал! Он же хуже душманов и фашистов, если собственное дитя так швыряет!   Оксана и Додик без чувств валялись на полу. Тетя Машка привела их в сознание.   Картина маслом. Ребенок орет, надрывается. Оксана бьется в истерике. Додик скрипит зубами и обещает 'Всэх зарэзать'.   Здесь настала моя очередь выхода на сцену, поскольку обращаться с младенцами никто, кроме меня, не умеет.   - Дядя Игорешка, твой УАЗик на ходу?   - Конечно.   - Съезди, пожалуйста, в аптеку и купи пару флаконов укропной воды и бутылочки с сосками.   -Тетя Машка, успокой Оксану.   - Дядя Сашка, успокой горячего кавказского парня, а потом помоги мне.   Один удар и горячий парень успокоился.Я попросил Дядю Сашку нагреть воды, затем взял записянную и закаканную девчонку, подмыл, перепеленал. Приложил пупиком к своему пупику и попросил Дядю Сашку нас привязать одеялом друг к другу.   Принялся ходить по хате, раскачиваясь и напевая заунывную колыбельную:   - Я-спо-ко-ен-как-у-дав, Я-спо-ко-ен-как-у-дав.   . Девчонка похныкивала, но истерика прошла. Если с моими младенцами этот нехитрый фокус 'пупик-к-пупику' срабатывал, то почему он не должен был сработать и на этот раз?   Младенцы мало что соображают, но очень тонко чувствуют атмосферу в доме и энергетику окружающих. Когда через некоторое время подоспел и Дядя Игорешка с укропной водой, девчушка уже безмятежно спала на животе у 'спокойного удава'.   Вскоре измученная молодая мать спала в обнимку с дочкой.   Додик ковылял из дома к своей машине и злобно бормотал:   - Всех убью!!!!   На его горе ему попалась на пути тетя Машка, обладающая острым слухом. Джигит был схвачен железною рукою за мошонку. Тетя Машка разъяренною коброй ему прошипела:   - Еще раз тебя увижу, вырву яйца и сожрать заставлю! Веришь? - она сжала мошонку посильнее, а пальцами другой руки ткнула в кадык. Я видел потом лежащее тело и просил Тетю Машку его реанимировать.   Но у Тети Машки еще играло змеиное настроение:   - Не бойся, такое гавно так быстро не тонет.   И действительно утром тела не было. Но и Додика с тех пор никто на хуторе не видел. Закопали? Сам убежал? Не знаю, и знать не хочу.   Оксана с дочкой повадились ходить к нам в гости. Теперь за столом добавилась еще одна 'пирамидка в одеяле'. Игорешка, у него на коленях Оксана, у нее на коленях маленькая дочка.      Смерть колхозницы.   Еще одна грустная история. Что поделаешь, в жизни почему-то встречается гораздо больше грустного, чем смешного, по крайней мере в моей.   Был у нас еще один сосед, дед Павло. Хозяйственный до невозможности. Сам себе собрал трактор из металлолома, сам на нем пахал на на своем же огороде. Сам возил продукцию на рынок, сам продавал. Ему помогала жена, которая выглядела, как его мать. В молодости она работала с бригадой на колхозном поле. Пролетел самолет и обработал поле ядохимикатами.   Вся бригада (20 человек) умерла, в живых осталась только жена деда Павло, но здоровье у нее уже стало не то. Поэтому и выглядела на 30 лет старше своего возраста. Особого шума по поводу гибели целой бригады никто не поднимал. Крайним сделали летчика и посадили, хотя виновны были совсем другие люди.   Дед Павло был еще крепким мужиком 50 лет от роду, а жена его угасла, хотя и была моложе его. Дед Павло погоревал, а потом, измаявшись от одиночества, женился на вдовушке с правого берега Днепра, как раз напротив нашего хутора. И переехал к ней жить. А Дядя Сашка, посовещавшись со своей женой, купил дом у деда Павла. Вот так и получилась на хуторе целая колония единомышленников. Мой дом, дом Полковника, затем дом Дяди Игорешки с Тетей Ксенькой.   Так, дружной колонией, мы и пережили 'горбатую перестройку' и сухой закон. Но потом грянул 'августовский путч' и завертелись лихие 90-е годы. Но это уже совсем другая история.         

.

Сайт - .. || ..


Источник: http://samlib.ru/p/pronich_g_i/papinyskazki-polnajawersija.shtml

X

Молоко не свернулось в самогоне что делать

Молоко не свернулось в самогоне что делать

Молоко не свернулось в самогоне что делать

Молоко не свернулось в самогоне что делать

Молоко не свернулось в самогоне что делать

Молоко не свернулось в самогоне что делать

Молоко не свернулось в самогоне что делать

Рекомендуем почитать:

Как сделать короба для динамиков своими руками

Сделать заборчики своими руками

Что делать если на нас подали на банкротство

Платье для бальных танцев сшить своими руками

Подарок ко дню матери своими руками в старшей группе